Высшее образование с ограниченной мобильностью

Положение об академической мобильности носит скорее декларативный характер

Высшее образование с ограниченной мобильностью

В конце мая этого года Министерство образования и науки Украины приняло примерное положение об академической мобильности студентов высших учебных заведений, основной задачей которого является определить основные принципы обеспечения студенческой мобильности как в Украине, так и за ее пределами. Утверждение такого приказа нельзя считать своевременным, ведь мобильность студентов - один из базовых принципов Болонского процесса, к которому Украина присоединилась еще в 2005 году. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда, и в этой статье я попытаюсь разобраться, насколько принятая концепция соответствует идее академической мобильности и каким образом наши чиновники планируют ее регламентировать.

В общем, академическая мобильность – это возможность студентов учиться в течение ограниченного периода времени в другом университете. В документах Болонского процесса рассматривают мобильность уровневую – прохождение части обучения (на бакалавриате или магистратуре) в другом вузе своей страны или за рубежом. Также отдельно выделяют вертикальную мобильность – обучение на следующем учебном уровне в другом университете (внутри или за пределами страны) с возможным изменением учебного направления.

Когда говорят о студенческой мобильности, прежде всего имеют ввиду международный обмен. Согласно статистике ЮНЕСКО, количество иностранных студентов в мире увеличилось на 75 % в течение 2000-2009 гг., ожидается, что к 2015 г. их станет 3,7 млн. Собственно, интернационализация высшего образования является одним из главных приоритетов ЕС, в частности, поставлена цель достичь показателя в 20 % выпускников, которые будут иметь опыт обучения или стажировки в зарубежном учебном заведении. Такие цифры являются заоблачными для украинских студентов, для которых возможность учиться в зарубежном университете рассматривается как привилегия для богатых или счастливчиков. К тому же, нужно разделять понятия академической мобильности и миграции. Иными словами, постоянное обучение студентов-украинцев в зарубежном вузе нельзя считать мобильностью. Как и использование обучения в зарубежном вузе как трамплина для эмиграции. Кроме того, статистически оценить масштабы выезда украинских студентов на полное обучение за границу довольно сложно, поскольку для этого нужно непосредственно обращаться в посольства или ведомств стран эмиграции. Однако точно известно, что украинцы составляют достаточно многочисленную группу иностранных студентов в Польше - 6321 человек в 2011 г., что составляет четверть всех иностранных студентов. Точной статистики по количеству студентов, которые принимают участие в краткосрочных учебных поездках и которые, собственно, являются мобильными per se, в Украине никто не ведет.

Если вернуться к принятой в мае примерной концепции, то она определяет академическую мобильность студентов как «участие студентов в учебном процессе вуза (в Украине или за рубежом), прохождение учебной или производственной практики, проведение научных исследований с возможностью перезачета в установленном порядке освоенных учебных дисциплин, практик и т.д.». Основными целями академической мобильности Министерство образования определяет общее улучшение: это повышение и качества образования и эффективности научных исследований и конкурентоспособности выпускников и уровня привлечения «мирового интеллектуального потенциала» и другие. Такие задачи, конечно, не являются плохими, но хотелось бы в последующих программных разработках увидеть более конкретные целевые показатели.

Важно, что основанием для мобильности студентов являются заключенные межправительственные соглашения или договоры между университетами-партнерами. МОН разделяет академическую мобильность на внешнюю и внутреннюю, в зависимости от того, куда студент поедет учиться: за пределы нашего государства или внутри него. Способами академической мобильности Министерство определяет обучение на основе межуниверситетских договоров без получения второго документа о высшем образовании или с такой возможностью; прохождение языковой практики; прохождение учебных и производственных практик. Как видим, способы академической мобильности трактуются достаточно широко и не ограничиваются только учебой. Что же касается вертикальной мобильности, то в части VII Концепции говорится о том, что студенты имеют право на «продолжение обучения или изучение отдельных учебных дисциплин по смежным направлениям и специальностям». Именно ограничения «смежности» выглядит довольно искусственным и похоже на средство для маскировки того, что в Украине нельзя изменять направление обучения при поступлении из бакалаврата в магистратуру.

Организационно академическая мобильность студентов обеспечиваться конкурсной комиссией учебного заведения. Такая конкурсная комиссия возглавляется руководителем вуза или его заместителем, ответственным за это направление деятельности. И хотя в состав комиссии в обязательном порядке должны входить представители студенческого самоуправления, очень вероятно, что такой механизм отбора прячет в себе значительные коррупционные риски. Однако указывается, что в случае международной программы мобильности отбор студентов проводит организация, ее финансирующая. К слову, критериями для оценивания студентов-кандидатов являются традиционные учебная успеваемость, знание языка и участие в научной работе. Кроме того, важно, что обучение студентов по программе мобильности может проходить в дистанционной форме. На период обучения в другом вузе студент берет академотпуск в родном учебном заведении или выполняет утвержденный в установленном порядке индивидуальный учебный план.

Однако, наиболее чувствительным моментом является вопрос перезачета прослушанных в других университетах курсов. Особенно это касается курсов, прослушанных в зарубежных вузах, и их согласованности с украинскими учебными программами. Ведь на сегодняшний день отечественные университеты не имеют возможности засчитывать «зарубежные предметы», если в их программах полностью отсутствуют идентичные по названию и содержанию соответствия. Собственно, министерский документ указывает, что украинский вуз «признает эквивалентным и засчитывает результаты обучения студента в вузе-партнере». Такой перезачет будет происходить на основе европейской системы трансфера и накопления кредитов ECTS. Однако еще раз подчеркнем важность перезачета тех предметов, которые украинские университеты не предлагают, и возможность их учета в отечественных дипломах, о чем в принятой концепции не упоминается. Эта проблема касается также и недостаточной гибкости процесса формирования учебных планов студентов, его чрезмерной регуляции Министерством и несостоятельности существенно влиять на процесс на уровне университета.

В контексте формирования учебного плана студента, участвующего в международной программе, ключевым является следующее положение: «академическая разница нормативных и выборочных учебных дисциплин по индивидуальному учебному плану студента определяется высшим учебным заведением, но не должна превышать 10 учебных дисциплин». Это означает, что разница между учебной программой родного университета и учебной программой студента, который часть обучения проходит в другом вузе, не должна превышать 10 курсов. В самой идее студенческой мобильности ключевой является возможность прослушать курсы, которых нет в родном вузе. Конечно, возможен вариант, когда университет будет засчитывать курсы, которые не имеют соответствия в учебном плане, как выборочные, однако никаких гарантий этого в концепции не прописано, и при желании университет может их не засчитывать. Кроме того, на это ограничение можно посмотреть и с другой точки зрения - временной. 10 курсов можно вложить в 2, максимум 3 семестра, что не позволит студентам заниматься академическим туризмом и бесконечно долго путешествовать по различным университетам. Конечно, попытки как-то ограничить временные рамки или как-то «дисциплинировать» мобильных студентов вполне оправданны, но оптимальность применения ограничения, выраженного предельно допустимым количеством предметов, остается под вопросом .

Суммируя вышесказанное, можно утверждать, что принятый документ носит скорее декларативный характер и не меняет радикально существующую ситуацию, не говоря уже о его запоздалости. Примерная концепция повторяет общепризнанные принципы и цели академической мобильности, однако под вопросом остается ее практическое применение. Готовы ли кафедры отпускать своих студентов в другие украинские вузы, если иногда проблемным является выбор выборочных курсов на других факультетах? Каким образом в дипломах государственного образца будут учитываться предметы, которые не предлагают отечественные университеты? Вопрос еще сложнее, что если студент учился на специальности, которая отсутствует в перечне МОН. В целом же складывается впечатление, что Министерство просто закрепило статус-кво и частично перенесло ответственность за международный обмен с отдельных студентов на институты. Для действительного обеспечения мобильности нужно не только обеспечить максимальную гибкость в формировании учебных программ, но и предоставить техническое обеспечение - как минимум, подготовить электронную базу всех учебных программ и курсов в украинских университетах. И напоследок, принятая концепция вообще не оговаривает условия обучения иностранных студентов в Украине. Именно поэтому очень важно для дальнейших наработок в этой сфере привлекать не только украинских экспертов, но и представителей Европейского пространства высшего образования для максимального соответствия западным механизмам академической мобильности студентов.

Ирина Свитящук, для Освіта.ua

Освіта.ua
01.10.2013

Комментарии
Аватар
Осталось 2000 символов. «Правила» комментирования
Имя: Заполните, или авторизуйтесь
Код:
Код
Нет комментариев

Чтобы получать первым
все новости от «Osvita.ua»
в Facebook — нажмите «Нравится»

Освіта.ua

Спасибо,
не показывайте мне это!