Тенденции рейтинга репутации мировых вузов 2012 года

На вершине рейтинга репутации вузов мира оказались шесть американских и британских университетов, которые всем хорошо известны. Но признание не подделаешь и то, что хорошо сегодня, может обесцениться завтра

Тенденции рейтинга репутации мировых вузов 2012 года

Для избранных жизнь как сахар. Наглядным доказательством принадлежности к элите шести англо-американских университетов «супер-брендов» стал выход второго ежегодного рейтинга репутации вузов Times Higher Education World Reputation Rankings, который основан на опросе более 17 500 ученых со всего мира.

Эта шестерка занимает, по словам одного из экспертов, «особую зону вне конкуренции», заметно опережая всех участников гонки, и получая многочисленные награды за лучшее в мире преподавание и исследовательскую работу.

Группу возглавляет Гарвардский университет (Harvard University), за ним следует Массачусетский технологический институт (Massachusetts Institute of Technology), Кембридж (University of Cambridge), Стэнфорд (Stanford University), Калифорнийский университет Беркли (University of California Berkeley) и Оксфорд (University of Oxford).

Разрыв между первой шестеркой и остальными вузами во главе с Принстонским университетом (Princeton University) на седьмом месте еще более увеличился с прошлого года.

     

«Существование супер-брендов не удивляет», - говорит Саймон Маргинсон, профессор Университета Мельбурна (University of Melbourne). Несмотря на то, что рейтинг репутации составлен на основании мнения хорошо осведомленных ученых, Маргинсон говорит, что некоторые известные бренды могут затмить своим сиянием непосредственное знание сектора и объективные данные.

«Звездной репутацией пользуются Гарвард и Оксфорд, которая поддерживает эти учреждения в центре социальной структуры и ставит их вне конкуренции, - говорит Маргинсон. - Вряд ли это справедливо, но такова реальность и от этого нельзя просто так отмахнуться».

Привилегии, которыми пользуются эти избранные, многочисленны и разнообразны. Луиза Симпсон, директор World 100 Reputation Network - группы ведущих университетов мира, говорит: «Чем выше ваша репутация, тем больше шансов, что вы, как учреждение привлечете финансирование и партнеров. Престижные доноры хотели бы финансировать престижные университеты. Более высокая репутация позволяет организациям выигрывать контракты на более выгодных условиях, и, конечно, зарабатывать больше».

В современных условиях жесткой конкуренции за глобально мобильных студентов, репутация часто является первым критерием выбора (помимо содержания курса) – где бренд получаемого диплома ставит выпускников в привилегированное положение избранных для будущего лидерства.

Но в то время, как звездная репутация дает много преимуществ, которые не всегда справедливы, ее необходимо завоевать, удержать и не потерять, говорит Маргинсон. «В долгосрочной перспективе университет не может удержать высокую репутацию, если количество и качество исследований, качество преподавательского состава и спрос со стороны перспективных студентов на самом деле не будет на высоте».

«В этом секторе, репутация может подвергаться влиянию маркетинга, слухов и сторонних факторов, но она не может быть подделана. Чем дольше период оценивания работы вуза, тем объективнее будут фундаментальные показатели его работы, и все это формирует репутацию», - говорит Маргинсон.

Эта объективность может быть причиной стабильности рейтинга (правда, на основе данных всего лишь двух лет): есть небольшое различие между результатами прошлого года, полученными на основе 13 388 ответов первого опроса, и этого года, основанного на совершенно новом опросе 17 554 ученых. Единственное изменение в первой шестерке состоит в том, что Стэнфорд, поднялся на одну позицию до четвертого места, поменявшись местами со своим соперником - Калифорнийским университетом Беркли, который опустился на пятое место.

Небольшое понижение Беркли может быть первым признаком того, что хорошо известные сокращения финансирования в элитном калифорнийском учреждении начинают вредить его имиджу среди ученых.

«Место Беркли в пантеоне не гарантируется на длительный срок в связи с распространением мнения о том, что Калифорнийский университет Беркли имеет проблемы с финансированием», - говорит Маргинсон.

Клэр Холмс, заместитель проректора по связям с общественностью в Беркли, говорит, что университет заслуженно относится к элите «потому что кроме высокого качества своих преподавателей и студентов, его научно-исследовательские и образовательные подразделения характеризуется чрезвычайно высоким уровнем».

Клэр говорит, что Беркли прочно связан с реальным миром и добавляет: «Кампус Беркли давно привлекает разнообразных социально-сознательных людей, которые стремятся сделать мир лучше. Наш кампус является воротами в осуществление американской мечты для лиц небогатого происхождения».

Холмс признает, что университет имеет «очевидные проблемы» в эпоху, когда государственное финансирование сократилось до 11 процентов от операционного бюджета Беркли: если ничего не предпринимать сокращение «может поставить под угрозу наше совершенство».

Но она добавляет, что университет имеет четкую стратегию, чтобы выдержать сложившуюся ситуацию: «Затраты удалось локализовать, наши выпускники оказывают нам беспрецедентную благотворительную поддержку, а также другие источники доходов позволяют кампусу отражать угрозы в духе, который согласуется с нашим общественным имиджем».

Однако известные государственные университеты США, которым приходится справляться с сокращением финансирования, имеют мало возможностей, чтобы избежать финансовых трудностей, которые негативно сказываются на их восприятии в мировом научном сообществе.

Действительно, ряд научно-исследовательских подразделений Университета Калифорнии и ряд других видных государственных университетов США утратили свои позиции в рейтинге репутации в этом году.

В то время как Университет Калифорнии в Лос-Анджелесе поднялся на три позиции и занял девятое место, Университет Калифорнии Сан Диего опустился на шесть позиций до 36-го места, и также на шесть позиций опустился Университет Калифорнии Дэвис - до 44-го места.

Есть также и другие крупные государственные университеты США, которые переживают снижение позиций: Университет штата Иллинойс (University of Illinois at Urbana-Champaign), который опустился на две позиции до 23-го места, Университет Висконсин-Мэдисон (University of Wisconsin-Madison), который опустился на две позиции до 27-го места, Университет штата Вашингтон (University of Washington) – потерявший две позиции и оказавшийся на 28-м месте и Техасский университет в Остине (University of Texas at Austin), который опустился на одну позицию до 32-го места.

«В кругах высшего образования широко известно, что последствия сокращения бюджетного финансирования в США могут быть значительными и продолжительными», - говорит Маргинсон.

В целом, как и в рейтинге Times Higher Education World University Rankings 2011-12, США доминируют в рейтинге репутации, с 44 вузами в топ-100. Великобритания имеет 10 представителей, а Япония и Нидерланды по пять.

Также следует отметить, что сразу несколько британских вузов утратили позиции в рейтинге. В то время как Кембридж и Оксфорд сохраняют свои позиции супер-брендов, Имперский колледж в Лондоне (Imperial College London) потерял две позиции и оказался на 13-м месте, а Университетский колледж Лондона (University College London) также потерял два пункта, вылетев из топ-20. Эдинбургский университет (University of Edinburgh) потерял четыре пункта, став 49-м, а Бристольский университет (University of Bristol) перешел из группы 81-90, в группу 91-100.

Исключением является Лондонская школа экономики (London School of Economics - LSE), которая поднялась на восемь позиций, став 29-й. Её впечатляющие достижения признаются всеми, несмотря на шумиху в СМИ о связях учреждения с режимом свергнутого диктатора Ливии Муаммара Каддафи, что повлекло отставку сэра Ховарда Дэвиса, директора Лондонской школы экономики за несколько дней до выхода рейтинга репутации.

Робин Хоггард, директор по внешним связям LSE, говорит: «Мы рады видеть LSE в топ-30, но мы не можем объяснить это. Безусловно, связи LSE с Ливией не повлияли на мнения многих наших академических коллег».

Он добавляет: «Мы делаем много для поддержания нашей репутации. Первый наш принцип заключается в том, что академическое превосходство в области исследований и обучения является ключевым. Никакая пропаганда или PR не может изменить действие этого принципа. Кроме того, мы стараемся помочь нашим ученым обращаться к более широкой аудитории в правительстве, деловых кругах, международных организациях, благотворительных организациях и так далее».

Рейтинг репутации принес хорошие новости для Австралии. Самый рейтинговый вуз этой страны - Университет Мельбурна (University of Melbourne) поднялся на 43-е место. За ним Австралийский национальный университет (Australian National University), который из группы 51-60 в 2011 году поднялся до 44-го места в этом году. А Университет Сиднея (University of Sydney) занял 50-ую позицию, войдя в топ-50.

Япония является еще одним выдающимся участником рейтинга и единственной страной, нарушающей англо-американское господство в топ-20: Лучшее учебное заведение Азии - университет Токио (University of Tokyo) остается на восьмом месте, а Киотский университет (Kyoto University) – на 20-м.

Сузука Сакасита, директор Управления по международному планированию в министерстве образования, культуры, спорта науки и технологии Японии говорит, что сильная международная репутация страны базируется на трех китах: долгой истории поддержки академической свободы, акценте на международное сотрудничество - неотъемлемой части «экономического чуда» страны с 1950 по 1980 годы, и на «неизменном внимании правительства к университетам», которое обеспечило стратегическое финансирование элитных учреждений в дополнение к их основному финансированию.

Но Сакасита признает, что Япония не может позволить себе почивать на лаврах. По объективным показателям, используемым в World University Rankings, она отстает от своих конкурентов по набору международных сотрудников и студентов, и по международному научно-исследовательскому сотрудничеству.

В Японии есть проект по привлечению 50 400 иностранных студентов в 13 целевых вузов к 2020 году и предложению большего зарубежного опыта внутренним студентам. Промышленные лидеры Японии твердо поддерживают проект и Сакасита говорит, что это объясняется «их ожиданием, что молодое поколение с отличным международным опытом, будет способствовать экономическому росту».

Япония возглавляет сильный азиатский блок в рейтинге репутации. Материковый Китай имеет два представителя в топ-40: Университет Цинхуа (Tsinghua University) вырос на пять позиций и занял 30-е место, в то время как Пекинский университет (Peking University) сделал аналогичный скачок и занимает 38-е место. Гонконг также выделяется с тремя вузами в топ-100 во главе с университетом Гонконга (University of Hong Kong) – 39-е место. Примечательно, что Гонконгский университет науки и технологий (Hong Kong University of Science and Technology) перешел из группы 91-100 в группу 61-70.

Сингапур имеет двух представителей в рейтинге, во главе с Национальным университетом Сингапура (National University of Singapore) на 23-ем месте. Корею представляет Сеульский национальный университет (Seoul National University) – группа 51-60. Национальный университет Тайваня (National Taiwan University) поднялся из группы 81-90 в группу 61-70.

«Правительства стран Азии, в частности Китай, приняли на вооружение университетские программы мирового класса и установили четкие цели, чтобы улучшить свои позиции в мировом рейтинге», - говорит Пол Беннворс, старший научный сотрудник Центра политики высшего образования в Университете Твенте (University of Twente).

«Эти программы существенно увеличили видимость этих университетов для европейских и американских ученых, а также создали впечатление, что правительства этих стран заботятся о стратегическом значении университетов для национальных экономик».

Азиатские вузы активно вербуют западных ученых и их исследования и манера преподавания улучшает их статус и делает более заметными. «В то же время, состояние дел на Западе впечатляет меньше, - говорит Беннворс. - Европейское и американское высшее образование переживает депрессию, где ведущие ученые выражают недовольство неэффективной и потенциально опасной национальной политикой в области высшего образования».

По мере того, как Китай инвестирует, а Запад жестко экономит «страх перед будущим заставляет ведущих западных ученых воспринимать угрозы со стороны развивающихся азиатских университетов очень серьезно», - добавляет Беннворс. И, кажется, что этот потенциал смещения центра влияния в сторону Азии уже начинает влиять на то, как университеты воспринимаются мировым научным сообществом.

Автор: Фил Бейти, Times Higher Education

Освіта.ua
21.03.2012

Чтобы получать первым
все новости от «Osvita.ua»
в Facebook — нажмите «Нравится»

Освіта.ua

Спасибо,
не показывайте мне это!