Osvita.ua Высшее образование Рефераты Педагогика Анализ поэтического текста
Ведущие компании и учебные заведения Предложения получения образования от ведущих учебных заведений Украины и зарубежья. Лучшие вузы, компании, образовательные курсы, школы, агентства. По вопросам размещения информации обращайтесь по телефону (044) 200-28-38.

Анализ поэтического текста

Нет среди методических пособий достаточно вразумительной книжки, где была бы сделана попытка помочь учителю научить ученика тончайшей вещи - анализу поэтического текста

Это методическое пособие вызвано необходимостью. Будучи в течение многих лет членом комиссий городских и областных олимпиад по русской и зарубежной литературе, убедилась в полной беспомощности юных филологов при анализе поэтического текста. Конечно, такое положение вещей можно оправдать минимумом времени, отведенного в учебных программах теории литературы, в частности, теории поэтической речи. Но, на наш взгляд, есть и еще одно объяснение. Нет среди методических пособий достаточно вразумительной книжки, где была бы сделана попытка помочь учителю научить ученика тончайшей вещи - анализу поэтического текста. Существуют либо пространные методические пособия, больше похожие на трактаты для узких специалистов, либо сухие схемы, пользуясь которыми можно «засушить» поэтический текст, взятый для анализа.

Формула Колриджа гласит: «Поэзия есть лучшие слова в лучшем порядке». Привить школьникам поэтический вкус, любовь к стиху - главная задача, которая стоит перед словесниками на уроках, посвященных поэзии. Важно не просто ознакомить учеников с ритмикой того или иного стихотворения, научить их определять художественные средства, использованные поэтом, ориентироваться в стилевом и жанровом разнообразии лирики, но дать им возможность услышать «живое» звучание стиха, глубже постичь его особенности. Любое произведение необходимо воспринять сначала сердцем, а затем уже анализировать и обобщать его содержание. Белинский настаивал на мысли о том, что произведение «надо сперва перечувствовать, чтобы потом понять мыслью».

Не претендуя на какие-либо открытия в области методики преподавания основ стихосложения, попробуем помочь учителю научить, а ученику научиться хотя бы простейшим элементам анализа поэтического текста. Здесь будет дана приблизительная схема работы над стихом. Но первое требование к тем, кто будет пользоваться предложенной здесь схемой, - не считать ее обязательной и не использовать ее как схему. К поэзии нельзя подходить рационально. Как утверждал великий немецкий поэт Гете, «создания искусства разрушаются, как только исчезает чутье к искусству». Следовательно, и наша схема - не догма, а всего лишь проба «поверить алгеброй гармонию», попытка дать нить, которая может вывести из лабиринта определений, толкований, понятий. В некотором смысле это своеобразный минимальный словарь для владения языком анализа лирических произведений, который поможет ученику «озвучить» то, о чем он думает и что чувствует при чтении и восприятии поэтического текста.

Современная теория стиха находится в стадии большого оживления и вместе с тем, так сказать, в процессе брожения. Насчитывается более 2000 названий различных работ по стиху, большая часть которых вышла в последние десятилетия. В них много противоречий, споров, начиная с трактовки стопы и кончая стихосложением Маяковского. Нам бы хотелось дать читателям лишь первоначальные сведения, необходимые для работы над стихом в школе, связать их с творческими интересами учащихся, их самостоятельными опытами, раскрыть особенности организации стихотворной речи в доступных для школьников пределах. Будем надеяться, что это пособие сможет кому-нибудь помочь.

Слагаемые анализа поэтического текста

1. После прочтения стихотворения учащиеся прежде всего могут говорить о впечатлении, которое произвело на них поэтическое произведение. И здесь, как нам кажется, не нужно ограничивать строгими рамками то, что хотелось бы сказать ученикам. Пусть их высказывания будут непосредственными, а форма выражения мыслей и чувств произвольная.

2. Продолжить анализ стихотворения можно в такой последовательности:

  • время создания стихотворения;
  • чем вызвано его появление на свет;
  • кому или какому событию посвящено;
  • с какими событиями в жизни поэта связано.

К примеру, анализируя поэму С. Есенина «Сорокоуст», необходимо упомянуть, что создавалась она в 1920 году, когда поэт убедился в том, что «идет совершенно не тот социализм», о котором он думал. «Последний поэт деревни» понимает обреченность красоты родной природы, восстает против разграбления деревни, чинимого «железным гостем». Ему остается лишь пропеть траурную отходную песню. Название поэмы говорит само за себя. «Сорокоуст» - заупокойная молитва.

Трубит, трубит погибельный рог!..

* * *

Никуда вам не скрыться от гибели,
Никуда не уйти от врага, -
скорбит поэт.

Драматический конфликт поэмы достигает предельного напряжения в третьей ее части, где рассказывается о неравном поединке красногривого жеребенка с паровозом, бегущим на чугунных лапах. Из биографии поэта известно, что он однажды стал свидетелем такого необычного «соревнования», видел из окна вагона жеребенка, пытавшегося обогнать поезд. Заурядный для кого-нибудь эпизод вырастает в поэме в символ глубокого социального содержания:

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну, куда он, куда он гонится?
Неужель он не знает, что живых коней
Победила стальная конница?

3. Смысл заглавия стихотворения. Часто смысл заглавия помогает понять суть стихотворения. Заглавие может быть соотнесено с содержанием или же противопоставлено ему, особенно в стихах иронического, сатирического плана. Можно говорить также о его прозрачности или завуалированности. Например, заглавие стихотворения Н. Некрасова «Размышления у парадного подъезда» позволяет предположить ироническое отношение автора к описываемому. События у парадного подъезда раскрывают изнанку жизни, мы попадаем в дом с «черного входа» и замечаем то, что скрывается от посторонних. Мы видим теневую сторону отношений в семье «владельца роскошных палат»:

Убаюканный ласковым пением
Средиземной волны, - как дитя
Ты уснешь, окружен попечением
Дорогой и любимой семьи
(Ждущей смерти твоей с нетерпением);
Привезут к нам останки твои,
Чтоб почтить похоронною тризною,
И сойдешь ты в могилу... герой,
Втихомолку проклятый отчизною,
Возвеличенный громкой хвалой!..

Не с «парадного входа» мы видим жизнь России, русского мужика:

...Родная земля!
Назови мне такую обитель,
Я такого угла не видал,
Где бы сеятель твой и хранитель,
Где бы русский мужик не стонал?..

Заглавие стихотворения, названного Ш. Бодлером «Moesta et errabunda», что в переводе означает «Грустные и неприкаянные (мысли)», подчеркивает обреченность устремлений поэта в мир красоты и гармонии, благородных чувств. Как писал восхищенный Ш. Бодлером Н. Гумилев, «он верит настолько горячо, что не может удержаться от богохульства, истинный аристократ духа, он видит равных во всех обиженных жизнью, для него, знающего ослепительные вспышки красоты, уже не отвратительно никакое безобразье, весь позор повседневных городских пейзажей у него озарен воспоминаньями об иных, сказочных странах»:

Скажи, душа твоя стремится ли, Агата,
Порою вырваться из тины городской
В то море светлое, где солнце без заката
Льет чистые лучи с лазури голубой?
Скажи, душа твоя стремится ли, Агата?
Укрой, спаси ты нас, далекий океан!
Твои немолчные под небом песнопенья
И ветра шумного чарующий орган,
Быть может, нам дадут отраду усыпленья...
Укрой, спаси ты нас, далекий океан!
О, дайте мне вагон иль палубу фрегата!
Здесь лужа темная... Я в даль хочу, туда!
От горестей и мук, не правда ли, Агата,
Как сладко в тот приют умчаться навсегда...
О, дайте мне вагон иль палубу фрегата!
Зачем в такой дали блестят долины рая,
Где вечная любовь и вечный аромат,
Где можно все и всех любить, не разбирая,
Где дни блаженные невидимо летят?
Зачем в такой дали блестят долины рая?
Но рай безгорестный младенческих утех,
Где песни и цветы, забавы, игры, ласки,
Открытая душа, всегда веселый смех
И вера чистая в несбыточные сказки, -
Но рай безгорестный младенческих утех,
Эдем невинности, с крылатыми мечтами,
Неужто он от нас за тридевять земель,
И мы не призовем его к себе слезами,
Ничем не оживим умолкшую свирель? -
Эдем невинности, с крылатыми мечтами?

4. Перед идейно-художественным анализом стихотворения можно определить его жанр. Зная признаки лирических жанров, мы можем многое сказать о содержании стихотворения. Так, к примеру, если учащийся анализирует оду, то он обязан знать, что это - значительное по размерам стихотворение хвалебного характера. Примером, конечно же, могут служить оды М. Ломоносова, ода А. Пушкина «Вольность».

Баллада первоначально означала любовную песню. В дальнейшем она превратилась в жанр лиро-эпической поэзии фантастического, историко-героического или социально-бытового характера с драматическим сюжетом. Повествование в балладе проникнуто лиризмом. К этому жанру относятся баллады В. Жуковского. Как пример современной баллады можно назвать стихотворение В. Высоцкого «Баллада о Любви»:

Когда вода Всемирного потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась Любовь -
И растворилась в воздухе до срока,
А срока было - сорок сороков...

И чудаки - еще такие есть -
Вдыхают полной грудью эту смесь,
И ни наград не ждут, ни наказанья, -
И, думая, что дышат просто так,
Они внезапно попадают в такт
Такого же - неровного - дыханья.

Я поля влюбленным постелю -
Пусть поют во сне и наяву!..
Я дышу, и значит - я люблю!
Я люблю, и значит - я живу!

И много будет странствий и скитаний:
Страна Любви - великая страна!
И с рыцарей своих - для испытаний -
Все строже будет спрашивать она:
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна...

Но вспять безумцев не поворотить -
Они уже согласны заплатить:
Любой ценой - и жизнью бы рискнули, -
Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить
Волшебную невидимую нить,
Которую меж ними протянули.

Но многих захлебнувшихся любовью
Не докричишься - сколько ни зови, -
Им счет ведут молва и пустословье,
Но этот счет замешен на крови.
А мы поставим свечи в изголовье
Погибших от невиданной любви...

И душам их дано бродить в цветах,
Их голосам дано сливаться в такт,
И вечностью дышать в одно дыханье,
И встретиться - со вздохом на устах -
На хрупких переправах и мостах,
На узких перекрестках мирозданья.

Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мертвых воскрешал, -
Потому что если не любил -
Значит, и не жил, и не дышал!

Песня - чрезвычайно мелодичное лирическое стихотворение, что может быть положено или уже положено на музыку. Характерные особенности песни - строфическое построение, повторение стихов строфы, разграничение запева и припева, выразительная ритмика, мелодичность звучания, отсутствие сложных приемов, точная рифма и т. д. Часто такое стихотворение имеет рефрен, или припев.

Многие стихи С. Есенина, проникнутые лиризмом, положены на музыку. Возможно, учащиеся слышали песни «Клен ты мой опавший...», «Отговорила роща золотая...», «Не жалею, не зову, не плачу...».

Общеизвестно, что стихи бардов «обречены» были стать песнями. Примером этому может служить поэзия Б. Окуджавы, В. Высоцкого, А. Галича и других.

Иногда поэты выносят слово «песня» в заглавие стихотворения, которое само по себе песней не является. Примером может служить стихотворение Н. Некрасова «Песня Еремушке». В произведение включена колыбельная песня, над которой зло иронизирует автор. Такие «песни», по мнению поэта, воспитывают будущих рабов:

Ниже тоненькой былиночки
Надо голову клонить,
Чтоб на свете сиротиночке
Беспечально век прожить.
Сила ломит и соломушку -
Поклонись пониже ей,
Чтобы старшие Еремушку
В люди вывели скорей.
В люди выйдешь, все с вельможами
Будешь дружество водить,
С молодицами пригожими
Шутки вольные шутить.
И привольная, и праздная
Жизнь покатится шутя...

И проезжий человек, забирая ребенка от няни, поет ему свою песню, свою «колыбельную», которая призвана не убаюкивать и успокаивать, а будоражить, не клонить ко сну, а призывать к действию:

Жизни вольным впечатлениям
Душу вольную отдай,
Человеческим стремлениям
В ней проснуться не мешай.
С ними ты рожден природою -
возлелей их, сохрани!
Братством, Равенством, Свободою
Называются они.
Возлюби их! на служение
Им отдайся до конца!
Нет прекрасней назначения,
Лучезарней нет конца.
Будешь редкое явление
Чудо родины своей;
Не холопское терпение
Принесешь ты в жертву ей:
Необузданную, дикую
К угнетателям вражду
И доверенность великую
К бескорыстному труду....

Басня - короткое аллегорическое повествование поучительного содержания, которое состоит из повествовательной части и вывода-морали.

В поступках персонажей басен - зверей, птиц, растений, предметов - высмеиваются человеческие недостатки. Анализируя басни, учащиеся обязаны говорить об их аллегоричности.

Романс - грустно-романтическая песня, написанная от имени авторского «Я». В романсах подчеркнут мелодический темпоритм, синтаксическая простота и стройность, законченность предложений в границах строфы, хотя, как подчеркивает «Словарь литературоведческих терминов» (в дальнейшем - СЛТ), эти требования не абсолютны. Уместно вспомнить в связи с этим романсы А. Пушкина, Ф. Тютчева, С. Есенина.

Элегия - лирическое стихотворение преимущественно философского содержания. Для элегии характерны грустные размышления, мотивы скорби, печали.

«Дума» М. Лермонтова - пример выражения скорби о гражданском состоянии общества. Элегия А. Пушкина «Брожу ли я вдоль улиц шумных...» рождает мотив быстротечности жизни, неизбежности смерти.

Послание - стихотворение, в котором автор, как бы беседуя с адресатом, высказывает свои суждения по какому-либо важному вопросу. Известно «Послание в Сибирь» А. Пушкина, где поэт, обращаясь к ссыльным декабристам, выражает уверенность в торжестве их дела:

Придет желанная пора.
Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут - и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.

В «Послании пролетарским поэтам» В. Маяковский высказывает свой взгляд на поэзию, на роль поэта в обществе:

А мне
в действительности
единственное надо -
чтоб больше поэтов
хороших и разных.

* * *

В поэзии нет
ни друзей, ни родных,
по протекции не свяжешь
рифм лычки...

Своеобразным посланием могут быть стихи, где содержатся условные обращения к адресату. Таким посланием является, к примеру, стихотворение М. Лермонтова «Молитва», в котором автор, обращаясь к Божьей матери, просит о счастье и заступничестве. Таким образом, в стихотворении выражается понимание счастья Лермонтовым:

МОЛИТВА

Я, матерь Божия, ныне с молитвою
Пред твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,
Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в свете безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой заступнице мира холодного.
Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.
Срок ли приблизится к часу прощальному
В утро ли шумное, в ночь ли безгласную -
Ты восприять пошли к ложу печальному
Лучшего ангела душу прекрасную.

5. Ученик может определить, к какому виду лирики, в зависимости от основного содержания стихотворения, относится произведение: к политической, гражданской, философской, любовной, пейзажной. Необходимо помнить, что такое деление весьма условно, поскольку лирическое произведение может быть многотемно. В одном стихотворении могут быть отражены различные мотивы: любовь, дружба, гражданские чувства.

Поэтому нельзя дать однозначное определение стихотворению С. Есенина «Шаганэ ты моя, Шаганэ...» Здесь неразделимо сплавлены любовь поэта к родине и к женщине:

Про волнистую рожь при луне
По кудрям ты моим догадайся.
Дорогая, шути, улыбайся,
Не буди только память во мне
Про волнистую рожь при луне...

6. Далее можно определить тему стихотворения.

В переводе с греческого слово тема означает: то, что положено в основу. «Круг событий или событие, образующее жизненную основу произведения и одновременно служащее для постановки философских, социальных, этических и других идеологических проблем» (Литературный энциклопедический словарь. Далее - ЛЭС).

В. И. Даль определил тему как «положенье, задачу, о коей рассуждается или которую разъясняют».

Однако понятное на первый взгляд определение чрезвычайно запутанно. «Словарь литературоведческих терминов» вопреки процитированному тексту утверждает, что «тема - главная мысль литературного произведения, основная проблема, поставленная писателем».

Так что же такое тема? Это проблема, или главная мысль произведения, или круг событий, положенных в основу произведения? СЛТ предупреждает, что понятие темы нельзя смешивать с понятием предмета изображения или воспроизводимого жизненного материала, что чаще всего и делается на уроках литературы. Авторы «Словаря» Тимофеев и Тураев утверждают, что «подобная подмена одного понятия другим ведет к терминологической путанице».

Что же делать учителю, как объяснить ученику этот термин, если в его определении путаются даже «ученые дяди»? Кстати, вузовский учебник Тимофеева «Основы теории литературы» ни слова не говорит о таком понятии как тема, хотя само это слово вынесено в заголовок одного из параграфов.

Г. Н. Поспелов, автор еще одного учебника для высших учебных заведений, трактует тему как предмет познания. Тема, утверждает литературовед, не то, что изображается, а то, что познается. Следовательно, с помощью темы познаются общие, существенные особенности жизни. Вот это определение, как нам кажется, необходимо взять за основу для анализа текста как наиболее точное. Говоря о теме произведения, необходимо указать на ее значительность и актуальность.

Так, темой лермонтовского «Мцыри» не будет, если следовать указанию СЛТ, жизнеописание послушника монастыря (это всего лишь то, что изображается). Тема поэмы - жизнь в неволе, судьба пленника вообще, а не судьба Мцыри (это познается, исследуется М. Лермонтовым).

Таким образом, темой познания в поэме «Горе от ума», если следовать вышеприведенному определению, будет жизнь высших кругов московского дворянства и появление в этих кругах новых людей, связанных с декабризмом.

Тему «Реквиема» А. Ахматовой можно определить как влияние сталинского террора на жизнь страны и каждого гражданина, в частности, на судьбу поэтессы.

Попытаемся назвать тему стихотворения М. Цветаевой «Кто создан из камня...». Стихотворение реализует смысл имени поэтессы. Свой характер (и женский, и поэтический) Цветаева объясняет своим именем, но не просто его звучанием, а этимологией имени, кстати, вполне реальной: «Марина» значит «морская».

Кто создан из камня, кто создан из глины,
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело - измена, мне имя - Марина,
Я - бренная пена морская...
Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной воскресаю!
Да здравствует пена - веселая пена -
Высокая пена морская!

Тема Марины, тема понимания своей неповторимости, уникальности, особенности звучит не только в этом стихотворении Цветаевой. Вся ее поэзия - это поэзия вызова, это противопоставление собственного «Я» пошлому миру.

В лирической поэзии тему стихотворения определить подчас очень трудно, иногда - невозможно. Это особенно касается модернистской лирики. Темой стихотворений поэтов-модернистов становится не то, что познается, а то, что ощущается поэтом. Темой многих стихотворений становится само переживание автора, его восприятие мира. Такие стихи чаще всего бессюжетны, в них нет другого предмета познания, кроме чувства. Очень важным в этом свете видится высказывание В. Г. Белинского о том, что лирическая поэзия употребляет образы и картины «для выражения бесформенного и безобразного чувства, составляющего внутреннюю сущность человеческой природы». В лирическом произведении факт или событие почти ничего не значат - важна мысль, выражаемая ими. Отговорившая роща («Отговорила роща золотая...» С. Есенина), анчар или парус из одноименных стихотворений сами по себе не могли стать темой познания для поэтов. Все прекрасно осведомлены о том, что осенью листья опадают, что парус живет только при наличии ветра, что анчар в ХIХ веке считался ядовитым деревом. Следовательно, поэтическое открытие не в этом: поэты ничего нового не сказали. Ценность этих великолепных стихов, ставших хрестоматийными, - в другом. В. Маяковский утверждал, что в поэзии нет самостоятельного места описанию. Новым в упомянутых выше стихотворениях является способ передачи авторами собственных переживаний, глубина, новизна и оригинальность осмысления жизненных явлений, новаторство в употреблении языковых художественных средств.

Продолжая разговор о теме поэтических произведений, приведем примеры, которые помогли бы ученикам осознать, что часто в стихотворении важно не то, что описано («тема» в школьном понимании), а то чувство, которое рождает то или иное описание. К примеру, и С. Есенин, и А. Фет, и другие опоэтизировали в своих стихах белую березу. Но неужели тем самым они закрыли эту «тему» и больше никто никогда не коснется ее, не будет очарован красотой березы и не захочет свое чувство выразить в стихах?

Я. Смеляков проникновенно и ярко говорит о березе, он обращается с благодарностью к тому человеку, кто первый увидел и открыл нам красоту жизни:

...Кто первый услыхал
Капель апреля, визг мороза
И это дерево назвал
Так упоительно - березой.
Потом уже, уже потом
Сюда пришел Сергей Есенин
Отогревать разбитым ртом
Ее озябшие колени.

Учащиеся должны понять, что не описание - суть лирики, а чувство, которым наполнено изображенное, свежесть поэтических средств и новый взгляд художника на обычные явления.

Стихотворений о любви создано бесчисленное количество. Но неужели стихи о любви уже не актуальны и каждое новое поколение поэтов не будет писать на эту тему с душевным трепетом, так, как будто бы никто до них не пытался дать ответ на вопрос: что есть любовь? Значит, в поэзии важно не что описано, а как и кем описано!

В результате постоянной работы над стихотворными текстами учащихся необходимо убедить в том, что помимо аналитического прочтения есть еще и эстетическое восприятие. И именно это восприятие приближает учеников к высокой поэзии.

А. М. Лисовский в книге «Изучение лирики в школе» дает пример аналитического, рационального восприятия стихов школьниками, предупреждая, что к такому восприятию их часто подталкивают вопросы учителя:

«Особенно гасит весь восторг восприятия лирического произведения бесконечная череда малых логических ступенек, с помощью которых, по мнению учителя, он углубляет понимание произведения. На деле же происходит обратное: равнодушная констатация фактов. Классическим примером подобных заданий может быть следующий. Изучается стихотворение А. Пушкина «Зимний вечер».

- Как воет буря? - спрашивает учительница.
- Как зверь, - отвечает ученик.
- Какая была лачужка?
- Ветхая.
- Кто приумолк у окна?
- Старушка няня...
и т. д.

В восприятии лирики наблюдается уровень аналитический: ученик, например, говорит о красоте и яркости изображения русской зимы в стихотворении А. Пушкина «Зимнее утро», но представляет произведение как простое описание увиденного... При этом из поля зрения уходит выраженное в стихотворении чувство любви поэта к родной природе, жизнерадостность и оптимизм его мировосприятия».

В связи со сказанным выше нам кажется целесообразным, анализируя поэзию с учащимися на уроках, чаще говорить об образном строе стихов, избегать сухого констатирования темы конкретного лирического произведения.

7. Образный строй произведения.

В образном строе поэтического произведения изучаются образы, которыми оно населено. Понятие образ для учащихся сложно, потому что, как замечает вполне справедливо СЛТ, «образ - понятие многогранное и многомерное, связанное с представлениями об отношении искусства к действительности, о роли художника, о внутренних законах искусства, с проблемой художественного восприятия». Как же объяснить детям это понятие так, чтобы оно стало доступным для них?

В. Г. Белинский писал: «Философ мыслит умозаключениями, поэт - образами и картинами... Один доказывает, другой показывает, и оба убеждают, только один логическими доводами, другой - картинами».

Тимофеев дает следующее определения понятия образа: «Образ - это конкретная и в то же время обобщенная картина человеческой жизни, созданная при помощи вымысла и имеющая эстетическое значение».

Поэт наблюдает жизнь и обобщает увиденное и прочувствованное в индивидуальных картинах и характерах. Может быть, ученикам поможет такая формулировка понятия образа: «Общее - в конкретном».

Но надо учитывать отличие лирики от других видов литературы. Учащимся следует знать, что в лирике автор не изображает законченные характеры, то есть не создает образы-персонажи. Основу лирического произведения составляет картина человеческих раздумий, чувств и переживаний. «В настоящее время для обозначения этой картины употребляют термин «образ-переживание», который отражает человечески значимые, глубокие чувства и переживания, отдельные мгновения жизни человеческой души», - разъясняет А. М. Лисовский, автор методического пособия «Изучение лирики в школе».

Образ-переживание утверждает жизненные идеалы автора, воссоздает его отношение к явлениям действительности, запечатленным в поэтическом произведении. Белинский подчеркивал, что факт или событие в поэзии ничего не значат - важна идея, выражаемая ими.

Лисовский для иллюстрации своей мысли анализирует стихотворение А. Пушкина «Цветок».

«Казалось бы, перед нами ничего не значащее впечатление: засохший, лишенный запаха («безуханный») цветок, который поэт увидел между страницами книги. Но в его воображении возникают глубокие раздумья о людях, которые оставили этот цветок, об их жизни и чувствах:

Где цвел? когда? какой весною?
И долго ль цвел? и сорван кем,
Чужой, знакомой ли рукою?
И положён сюда зачем?..

Сквозь образ увядшего цветка поэт стремится постичь тайну человеческих взаимоотношений:

И жив ли тот, и та жива ли?
И нынче где их уголок?
Или уже они увяли,
Как сей неведомый цветок?

От увядшего цветка к увядшей человеческой жизни - таков путь лирических раздумий великого поэта. Это стихотворение не о цветке, а о краткости и хрупкости человеческой жизни».

Такова обобщающая сила образа-переживания.

Читая стихотворение Леси Украинки «Досвітні вогні», мы не можем ограничиться только восприятием буквального смысла образа предрассветных огней. Это и первые огни народных восстаний, и заря нового дня, и расцветающая надежда. «Предрассветные огни», «заря», «темная ночь» несут в себе такое обобщение, которое невозможно подменить обобщением логическим, потому что потеряется выраженное в образе эмоциональное состояние, а вместе с тем исчезнет и поэзия.

В поэтических образах автор выражает определенную точку зрения на жизнь. Но это в самих явлениях жизни не содержится, это дается сверх изображаемого. Возникает второй план слова, язык слов превращается в язык образов.

Перед учителем и учениками стоит сложнейшая задача: постичь то, чего нет в конкретных словах. Здесь не удовлетворишься логикой, рациональными размышлениями, разумом. Хочется еще раз повторить цитату В. Г. Белинского, которая была дана в предисловии: «Надо сперва перечувствовать, чтобы потом понять мыслью». Другими словами, задача учителя как раз и состоит в том, чтобы научить чувствовать ученика. Скажем прямо, задача не из легких. Но решаема ли она? Да, если учитель делает это целенаправленно и постоянно, помогая на первых порах, а затем пуская учеников в самостоятельное плавание, снабдив их «лоциями и картами», то есть дав им определенный опыт анализа стихов.

8. Идея произведения (греч. idea - первообраз) - обобщающая эмоциональная, образная мысль, лежащая в основе стихотворения (ЛЭС). Основная мысль стихотворения, высший смысл, в котором автор убеждает читателя. Идея определяется особенностями мировоззрения художника. Идея - это своеобразный ответ писателя на основные вопросы, проблемы произведения. Говоря другими словами, идея - эта мысль, ради которой рука поэта «тянется к перу, перо - к бумаге», это оценка автором изображенных явлений.

А если это так, то мы вправе подсказать нашим ученикам, что помочь сформулировать идею может чаще всего (не всегда и не обязательно) отглагольное существительное. Если автор критикует явления жизни, то идея определяется как критика названных жизненных явлений, если протестует - протест, утверждает - утверждение, отрицает - отрицание и т. д. Нам представляется, что на школьном уровне анализа поэтических произведений такое, возможно, упрощенное понимание идеи скорее поможет учащемуся определить оценку автора, его главную мысль.

Стихотворение А. Блока «Земное сердце стынет вновь...» позволяет определить идею автора как призыв поэта быть с народом «в годину горя»:

Пускай зовут: Забудь, поэт!
Вернись в красивые уюты!
Нет! Лучше сгинуть в стуже лютой.
Уюта - нет. Покоя - нет.

Стихотворение В. Маяковского «Прозаседавшиеся» дает возможность понять идею стихотворения как протест против бюрократизма.

Однако не всегда идея формулируется легко. Это только в баснях главная мысль автора выражается непосредственно в морали. Если бы в художественных произведениях, а тем более в поэтических текстах, идея формулировалась прямо, то произведения превратились бы в поучительные проповеди. Если тема - это то, что лежит перед нами, то идею нужно извлечь из содержания.

Кстати, ученикам необходимо объяснить, что идеей можно назвать то, что хотел сказать автор, и то, что сказалось им в произведении, то есть в произведении могут сосуществовать две идеи: авторская идея и объективная идея произведения. И как тут не привести в пример прозаическое, но весьма показательное в этом отношении произведение О. Уайльда «Портрет Дориана Грея». Свою главную мысль Уайльд видит в утверждении гедонизма, философии наслаждения. Но, отрицая моральность искусства, Уайльд, возможно, сам того не желая, выносит приговор своему аморальному герою, посвятившему жизнь погоне за наслаждениями.

9. Пафос стихотворения - эмоциональное одушевление, страсть, которая пронизывает стихотворение, сообщает ему единое дыхание; то, что можно назвать душой произведения. Важное условие воздействия на читателя (СЛТ). Содержание пафоса зависит от миропонимания художника и объективных свойств тех явлений жизни, тех характеров и обстоятельств, которые поэт познает, оценивает и воспроизводит. В произведении может быть героический, трагический, драматический, сентиментальный, романтический, а также юмористический, сатирический и другие виды пафоса. В художественном произведении в зависимости от его проблематики иногда доминирует один вид пафоса, а часто обнаруживается сочетание разных его видов.

Так, к примеру, в стихотворении А. Блока «Грешить бесстыдно, непробудно...», которое критик Ю. Никольский назвал «самым великим стихотворением Блока», замечаем сочетание нескольких видов пафоса.

Первая часть стихотворения проникнута сарказмом, издевкой, сатирическим пафосом. Поэт рисует уничтожающую картину русской действительности. Его перо мощно в своей беспощадности.

Грешить бесстыдно, непробудно,
Счет потерять ночам и дням
И, с головой от хмеля трудной,
Пройти сторонкой в Божий храм.
Три раза преклониться долу,
Семь - осенить себя крестом,
Тайком к заплеванному полу
Горячим прикоснуться лбом.
Кладя в тарелку грошик медный,
Три, да еще семь раз подряд
Поцеловать столетний, бедный
И зацелованный оклад.
А воротясь домой, обмерить
На тот же грош кого-нибудь,
И пса голодного от двери,
Икнув, ногою отпихнуть.
И под лампадой у иконы
Пить чай, отщелкивая счет,
Потом переслюнить купоны,
Пузатый отворив комод.
И на перины пуховые
В тяжелом завалиться сне...

Блок действительно Россию «жалеть не умеет», он рисует ее без прикрас: безбожную, лживую, бесчувственную, низкую, хмельную. «Ему нужно было любить ее именно нищую, униженную, дикую, хаотичную, несчастную, гибельную, потому что таким он ощущал и себя, потому что всегда любил отчаянно, - сквозь ненависть, самопрезрение и боль. В сущности, Блок славил Россию за то, за что другие проклинали бы ее. Такова была его любовь, претворяющая множество нет в одно да. Даже в такой России он чувствует благодать и прощает ей перины и купоны».

Но тем неожиданнее и величественнее звучат финальные строки стихотворения:

Да, и такой, моя Россия,
Ты всех краев дороже мне.

Драматизм мужественного блоковского заявления становится идейно утверждающим пафосом стихотворения.

10. Композиция стихотворения - построение, архитектура произведения. Как указывает Дорофеева в «Глоссарии по зарубежной литературе»(в дальнейшем - ГЗЛ), «це доцільне поєднання всіх складових частин твору у художньо-естетичну цілісність, зумовлену логікою зображеного, задумом письменника, нормами обраного жанру. Композиція виражає взаємини, взаємозв'язок, взаємодію персонажів, сцен, епізодів, розділів твору». Как сказано в одной из литературоведческих работ, «композиция - это дисциплинирующая сила и организатор произведения. Ей поручено следить за тем, чтобы ничего не вырывалось в сторону, а сопрягалось в целое... Ее цель - расположить куски так, чтобы они замыкались в полное выражение идеи» («Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении»). Анализируя стихотворение, необходимо выяснить, насколько композиция данного произведения помогает раскрыть идею стихотворения. Обычно в композиции произведения выделяют основные ее компоненты: экспозицию, завязку, развитие действия, кульминацию, развязку. Однако в поэтическом тексте эти составные композиции могут быть выделены нечетко или не выделены вовсе. Практикуемое иногда составление плана стихотворения, логическое деление его на части далеко не всегда целесообразно. «Каждое произведение должно быть прочитано и разобрано соответственно его природе, - писала М. А. Рыбникова, знаменитый ученый-методист. - Вряд ли следует планировать лирическое стихотворение». Сцепление образов поэтического текста подчинено не логическим закономерностям, а построено по принципу ассоциативных связей.

Рассмотрим композицию пушкинского стихотворения «Пророк» и соотнесенность ее с идеей стихотворения.

Сама же идея сформулирована лаконично и точно А. Пушкиным: «Глаголом жги сердца людей!», поэт призывает словом служить народу. Способствует ли композиция развитию идеи?

В начале стихотворения мы видим лирического героя, томимого «духовной жаждой», человека, который оказался в угрюмом и безрадостном одиночестве. Сам Пушкин оказался после южной ссылки и гибели друзей в «пустыне мрачной». Что в жизни может утолить «духовную жажду» поэта, оказавшегося на «перепутье», то есть перед нравственным выбором?

Появление шестикрылого серафима преображает лирического героя. Серафим по-древнееврейски - огненный ангел, посланник небес, то есть высшая истина. И эта истина обжигает. Постичь ее - сложнейшая задача. Этот ангел не несет успокоения, умиротворения уставшему путнику. Напротив, он лепит из него новое существо, и превращение это болезненно: «моих зениц коснулся он», «моих ушей коснулся он», «вырвал грешный мой язык», «жало мудрыя змеи в уста замершие мои вложил десницею кровавой», «он мне грудь рассек мечом и сердце трепетное вынул... Как труп в пустыне я лежал...».

Какие же метаморфозы происходят с лирическим героем, постигшим истину? Что отличает его от прежнего? Какая разница между поэтом и остальными людьми?

Поэт видит пророческим взором, его зеницы отверзлись.

Он внемлет тому, что недоступно обычным человеческим чувствам: «и внял я неба содроганье, и горний ангелов полет, и гад морских подводный ход, и дольней лозы прозябанье». Серафим дает поэту «жало мудрыя змеи», ибо пророк должен быть правдив и мудр. «И угль, пылающий огнем, во грудь отверстую водвинул». Образ горящего угля в груди несет доминанту и поэтического горения, и глубокого накала чувств, и вечного беспокойства.

Произошло не изменение зрения и слуха, а прозрение человека, ставшего способным утолить в поэтическом творчестве духовную жажду служения людям.

Поэт слышит «Бога глас», он исполняется волею Божьей, то есть выполняет свое предназначение на земле. И если раньше поэт влачился в пустыне мрачной, одинокий и обессиленный, то теперь бог повелевает ему обходить моря и земли и «глаголом жечь сердца людей».

Таким образом, круг композиционный замкнулся. Мы вернулись к образу, которым начинается стихотворение, поняли, как развивается авторская мысль, уловили подчиненность композиции основной идее произведения.

Но как, например, определить композицию «Осенней песни» П. Верлена?

Долгие песни
Скрипки осенней
Зов неотвязный,
Сердце мне ранят,
Думы туманят,
Однообразно.
Сплю, холодею,
Вздрогну, бледнею
С боем полночи.
Вспомнится что-то.
Все без отчета
Выплачут очи.
Выйду я в поле.
Ветер на воле
Мечется, смелый.
Схватит он, бросит,
Словно уносит
Лист пожелтелый.

Конечно, внутренняя логика в стихотворении есть, иначе стихи распались бы на ничем не связанные строчки. Все стихотворение - нагнетание «осеннего» чувства одинокого человека с раненым сердцем, оторванного от родного дерева, как «лист пожелтелый». Символистская лирика Верлена требует, чтобы ее касались сердцем, а не холодным рассудком. Недаром в стихотворении много недосказанного, «брезжащего», туманного, как осенний день: «вспомнится что-то», «зов неотвязный», «все без отчета».

К таким стихам, подобным верленовским, жесткий «аршин» схемы анализа неприменим. Здесь учитель с помощью художественных деталей стихотворения должен разбудить интуицию учеников, затронуть область подсознательного.

11. Лирический герой. Лирический герой - условное литературоведческое понятие; один из способов раскрытия авторского сознания; художественный «двойник» поэта; образ, который возникает в сознании читателя на основе восприятия выраженных чувств, переживаний, размышлений. Интересно, что это понятие впервые было употреблено ученым, писателем Ю. Тыняновым по отношению к лирике А. Блока. Образ лирического героя часто бывает автобиографичным, но его нельзя отождествлять с автором поэтического произведения, даже если в нем поэт выступает в роли повествователя (излагает свои мысли от первого лица) (ГЗЛ).

Понятие «лирический герой» было введено в литературу, чтобы не смешивать возникающий в лирике художественный образ поэта с автором как частным человеком.

Попробуем на примере цветаевского стихотворения «О путях твоих пытать не буду...» рассмотреть понятие «лирический герой» и сопоставить его с собственным «Я» поэтессы.

О путях твоих пытать не буду.
Милая! - ведь все сбылось.
Я был бос, а ты меня обула
Ливнями волос -
И - слез.
Не спрошу тебя, какой ценою
Эти куплены масла.
Я был наг, а ты меня волною
Тела - как стеною
Обнесла.
Наготу твою перстами трону
Тише вод и ниже трав...
Я был прям, а ты меня наклону
Нежности наставила, припав.
В волосах своих мне яму вырой,
Спеленай меня без льна.
- Мироносица! К чему мне миро?
Ты меня омыла
Как волна.

Это стихотворение из триптиха «Магдалина» наглядно демонстрирует читателю отличие лирического героя от автора.

Начнем с того, что это последнее стихотворение цикла написано от имени Христа. М. Цветаева говорит от имени мужчины. Христос обращается к Марии Магдалине. Однако, это стихотворение, замечает И. Бродский, «более любовная лирика, нежели трактовка евангельского сюжета». Читая стихотворение, постигаешь, что М. Цветаева проецирует образ Христа на себя, она отрешается от образа страдающей женщины, т. е. от самой себя.

Между автором, М. Цветаевой, и лирическим героем стихотворения в образе Христа, на первый взгляд, нет связи. Но это на первый взгляд.

Иисус говорит как бы после казни, после того, что свершилось («Ведь все сбылось»). Он благодарит Магдалину за преданность, за любовь и сострадание. Для него человеческое в этот момент больше Божественного. Это стихотворение звучит как последние слова, сказанные Христом в этом мире любящей его женщине. Таким образом, возникает образ Иисуса Христа, главного героя стихотворения.

Есть у стихотворения то, что читается между строк. Это благодарность лирического героя той, которая любила его наперекор всему, забыв о себе, отдав себя любимому, защитив его от враждебного мира, научив его «науке нежности».

Но в стихотворении, как и в любом произведении лирическом, возникает образ автора. Еще Г. Флобер утверждал, что «автор должен незримо присутствовать в своем произведении всюду, как Бог во Вселенной». Рассмотрим образ автора, то есть самой Марины. Что мы можем сказать о сочинителе этих «ошеломляющих, завораживающих» (Бродский) строк? Это М. Цветаева говорит о своем понимании любви. В этом стихотворении раскрыта в полной мере ее сущность: жить, даря себя другим. Если человек бос - обуть его, наг - одеть. Если у тебя нет ничего, чтобы отдать, дари свое тепло: «ты меня волною тела - как стеною обнесла».

Это стихотворение, на наш взгляд, прекрасно поможет старшеклассникам разобраться в понятиях «лирический герой» и «образ автора».

Далее возможно исследование звукового и словесного строения текста. Однако надо все время помнить, что анализ этот ни в коем случае не должен сводиться к простому описанию или классификации тех или иных особенностей стиха. Необходимо помочь ученику увидеть индивидуальное выразительное звучание, конкретную живую содержательность, которую приобретают указанные элементы стиха в конкретном стихотворном произведении.

12. Звуковой строй стихотворения

Говоря о звуковом построении стихотворения, необходимо рассматривать фонику (звуковую организацию речи) и ритмику (способ сложения стиха, строение стихотворной строфы, стихотворный размер). Заметим, что учащиеся не обязаны знать названия этих понятий. Они здесь даны лишь для того, чтобы привести знания по теории стихосложения в логическую систему.

12. 1. Фоника

Основным элементом фоники является звуковой повтор. Среди звуковых повторов различаются аллитерация (повторы согласных) и ассонансы (повторы гласных).

Примеры аллитерации:

«Знакомым шумом шорох их вершин...» (А. Пушкин),

«Я вольный ветер, я вечно вею...»(К. Бальмонт) - имитация звуковых особенностей явлений действительности.

«О как, о как нам к вам, к вам, боги, не гласить» (А. Сумароков) - звукоподражание (в данном случае кваканью лягушек),

«Вверху рычат германские моторы: «Мы фюрера покоррные рабы, мы превращаем горрода в грробы, мы смерть. Тебя не будет скорро» (В. Инбер) - звукоподражание рычанью фашистских самолетов над осажденным городом.

Образцы использования ассонанса:

«Дыша духами и туманами, она садится у окна...» (А. Блок) - мастерское создание атмосферы женственности, загадочности Незнакомки, плавности ее походки с помощью звука А.

«Чиновник учтивый движется» (В. Маяковский) - звук И создает представление об угодливости таможенника.

12.2. Ритмика

Ритмика изучает строй ритма, способ сложения стиха, строение стихотворной строфы, стихотворный размер. Другими словами, под ритмикой мы понимаем стихосложение, где ритм и рифма являются главными составляющими стихотворного текста.

Ритм стихов И. Бунин называл «строк соразмерным пеньем». Повторение соразмеримых единиц является основным признаком ритма. Близко к стихотворному ритму стоит музыкальный ритм. Вероятно, у них общее происхождение. Стихотворный ритм создается для того, чтобы повысить выразительность слова и произвести на слушателя и читателя эстетическое впечатление.

«Ритм поетичного твору може формуватися розміщенням у віршовому рядку довгих і коротких складів (античне віршування), усталеною кількістю складів (силабічне віршування) або наголосів у вірші (тонічне віршування), принципом поєднання наголошених і ненаголошених складів (силабо-тонічне віршування)» (ГЗЛ).

Л. И. Тимофеев подчеркивает, что «сам по себе стихотворный ритм не имеет какого-либо смыслового значения, так же как его не имеют и другие особенности стихотворной речи: звуковые повторы, порядок и характер рифм, переносы и т. д. Участие ритма в выражении смысла произведения осуществляется благодаря тому, что различное соотношение ритмических единиц - строк: повторение, нарастание, контрасты и т. п. - как бы подчеркивают те или иные существенные в смысловом отношении места, придает им особый выразительный оттенок».

Рассмотрим на примере силлабо-тонической системы стихосложения основные элементы построения стихотворного текста.

В этой системе стихосложения учитывается не только количество слогов в строке, но и число ударений, и место их расположения. Поскольку ударения падают на определенные слоги через один, через два и т. д. слогов, то возникла возможность условно разбить силлабо-тонический стих на стопы. Однако надо заметить, что русский и украинский стих не соблюдает строгого чередования стоп.

Это подчас затрудняет возможность для ученика определить размер стихотворения. Однако повторимся еще раз, математический подход к стихотворному тексту не может быть основой для анализа. Если ученик чувствует стих, его настроение, пафос, если он слышит музыку стихотворения и достаточно умело говорит о форме и содержании произведения, то его неумение определить размер ни в коем случае, на наш взгляд, не должно снижать отметки за анализ стихотворения.

Итак, в силлабо-тонике различают пять основных размеров:

  • Ямб
  • Хорей
  • Дактиль
  • Амфибрахий
  • Анапест

Ямб и хорей представляют группу двухсложных размеров, дактиль, амфибрахий и анапест - группу трехсложных размеров. Каждая из этих групп обладает своими ритмическими особенностям.

В зависимости от того, сколько стоп входит в данную строку, стих, помимо указания, каким размером он написан, характеризуется еще указанием на количество стоп в строке. Так, к примеру, пушкинскую строку «Пора, пора, рога трубят» следует определить как четырехстопный ямб.

Четырехстопным хореем написаны стихи А. Пушкина «Мчатся тучи, вьются тучи...».

Изменение количества стоп в строке обусловливает своеобразие ритма стихотворения.

Междусловесная пауза называется цезурой (обозначается /). Она делит строку на два полустишия и обычно постоянно повторяется в стихотворении. Чем длиннее стихотворная строка, тем больше она нуждается в цезуре:

Тучки небесные, / вечные странники,
Степью лазурною,/ цепью жемчужною
Мчитесь вы, / будто как я же, изгнанники,
С милого севера/ в сторону южную.

Для скорейшего ориентирования в определении размеров стиха помогает, особенно на начальном этапе обучения анализу стихотворения, скандирование. Пусть ученики произносят стих с подчеркиванием ритмического строя, благодаря чему они быстрее выделят ударные слоги и их место в стопе.

12.3. Рифма

Ритмическим усилителем является рифма. Это, по определению Л. И. Тимофеева, - «звуковой повтор на конце двух (или более) стихотворных строк, имеющий ритмическое значение». Основная роль рифмы - «быть звуковым сигналом, размечающим деление речи на единицы, СТРОКИ. Чередование строк, оканчивающихся рифмой, и создает ритм стиха».

Рифма бывает мужская, женская и дактилическая (по месту ударения в рифмующихся слогах):

Огневой - роковой - мужская рифма, так как ударение падает на первый слог от конца;

одинокий - далекий - женская рифма, так как ударение падает на второй от конца слог;

назначенный - схваченный - дактилическая рифма - ударение падает на третий слог от конца строки.

По взаимному расположению рифмующихся строк различают рифмы смежные (AABB), перекрестные (АВАВ), охватные (АВВА) и др.

Сквозь волнистые туманы
Пробирается луна,
На печальные поляны
Льет печально свет она
(А. Пушкин) - пример перекрестной рифмы.

Но лишь божественный глагол
До слуха чуткого коснется,
Душа поэта встрепенется,
Как пробудившийся орел
(А. Пушкин) - пример охватной рифмы.

Снежная равнина, белая луна,
Саваном покрыта наша сторона.
И березы в белом плачут по лесам.
Кто погиб здесь? Умер? Уж не я ли сам?
(С. Есенин) - пример смежной рифмы.

Рифма может быть открытой и закрытой. Открытой называется рифма, если последний слог в стихе кончается гласным звуком, закрытой - если слог кончается согласным звуком.

Пример открытой рифмы:

Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

(А. Пушкин)

Пример закрытой рифмы:

Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.

(А. Пушкин)

12.4. Темпоритм

В последнее время стали говорить о таком понятии как темпоритм, характеризуя при этом соединение темпа с ритмикой стихотворения. Что нового дает это понятие?

Рассмотрим на примерах. Два ритмически одинаковых стихотворения могут иметь разный темп звучания в зависимости от содержания.

Возьмем, к примеру, знакомую каждому с детства песенку «В лесу родилась елочка» и цветаевское стихотворение «Тоска по родине! Давно разоблаченная морока...»

Оба стихотворения написаны четырехстопным ямбом:

В лесу родилась елочка,       Тоска по родине! Давно

В лесу она росла,                  Разоблаченная морока!

Зимой и летом стройная,    Мне совершенно все равно -

Зеленая была.                        Где совершенно одинокой...

Нет, скорее всего, надобности доказывать читателю разницу в темпоритме этих стихотворений. Если первое стихотворение памятно нам с детства как связанное с праздником и весельем, то второе стихотворение - образец грустных размышлений, оно наполнено горькими раздумьями поэтессы о своей трагической судьбе, о родине. Ритм в двух примерах одинаковый, а различный темп придает каждому стихотворению особую выразительность и неповторимость.

13. Словесное строение текста

Словесное построение поэтического произведения подразумевает изучение особенностей лексики, морфологии и синтаксиса произведения. Соответствующая область называется стилистикой. Особенности лексики (отбор слов) и синтаксиса (соединение слов) издавна изучалось поэтикой как тропы и стилистические фигуры.

Особенности морфологии художественного текста стали рассматриваться в литературоведении лишь в самое последнее время и поэтому не будут включены нами в школьный анализ поэтического текста.

13.1. Стилистические фигуры

Они «индивидуализируют речь, придают ей повышенную эмоциональную окраску, получая вместе с тем конкретно-выразительное значение лишь в контексте, в зависимости от общего строя речи» (СЛТ).

Рассмотрим некоторые, наиболее часто встречающиеся стилистические фигуры.

Повторы: обороты художественной речи, повторяющиеся в произведении, как момент постоянной характеристики героя, переживания или ситуации. В стихотворении А. Блока «Незнакомка» дважды повторены слова (по-латыни и по-русски): «Истина в вине».И если вначале эти слова всего лишь характеризуют хмельную сентенцию «пьяных с глазами кроликов», то во втором случае с помощью повторения этих слов поэт усиливает чувство разочарования и горечи от осознания того, что видение является только тогда, когда герой достаточно пьян.

К разным видам повторения относятся:

Удвоение: Мечты, мечты, где ваша сладость? (А. Пушкин);

Анафора, или единоначатие:

Клянусь я первым днем творенья,
Клянусь последним днем его... (М. Лермонтов);

Эпифора, или концовка:

Струится нетихнущий дождь,
Томительный дождь (В. Брюсов);

Градация, или нарастание (реже убывание): Не час, не день, не год уйдет... (Е. Баратынский).

К стилистическим фигурам повторения относится и параллелизм, т. е. одинаковое синтаксическое построение соседних предложений:

Примером параллелизма может служить лермонтовское стихотворение «Когда волнуется желтеющая нива...»:

Когда волнуется желтеющая нива,
И свежий лес шумит при звуке ветерка,
И прячется в саду малиновая слива
Под тенью сладостной зеленого листка;
Когда, росой обрызганный душистой,
Румяным вечером иль утра в час златой,
Из-под куста мне ландыш серебристый
Приветливо кивает головой;
Когда студеный ключ играет по оврагу
И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
Лепечет мне таинственную сагу
Про мирный край, откуда мчится он, -
Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе,-
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога...

Существуют и другие стилистические фигуры, не основанные на принципе повторения:

Эллипсис, сокращения, «пропуск» слов. Чаще всего передает напряженность поэтической речи, ее лаконизм и динамичность, неуместность длинных объяснений:

Мы села - в пепел,
Грады - в прах,
В мечи - серпы и плуги...
(В. Жуковский).

Инверсия - нарушение прямого, обычного порядка слов в предложении с целью усиления выразительности:

Знаете ли вы,
бездарные, многие,
думающие,
нажраться лучше как...

(В. Маяковский).

При прямой постановке слов это предложение выглядит примерно так: «Бездарные, многие, думающие, как лучше нажраться, знаете ли вы...». В этом случае теряется экспрессивность высказывания, стираются краски, главное уходит на второй план.

Риторические обращения - стилистический прием, состоящий в подчеркнутом обращении к кому-нибудь или чему-нибудь для усиления выразительности речи:

Тише, ораторы!
Ваше слово,
товарищ маузер!

(В. Маяковский).

Риторические вопросы - стилистическая фигура, состоящая в том, что вопрос ставится не с целью получить на него ответ, а чтобы привлечь внимание читателя или слушателя к тому или иному явлению:

Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?

(А. Пушкин).

13.2. Тропы

Обороты речи, в котором слово или выражение употреблено в переносном значении. В основе тропа лежит сопоставление двух понятий, которые представляются близкими в каком-то отношении.

Эпитет - эмоционально окрашенное определение, слово, определяющее предмет или действие, подчеркивающее в них какое-либо характерное свойство, качество.

Возможны эпитеты, которые не только определяют предмет или подчеркивают какие-либо стороны, но и переносят на него с другого предмета или явления новые, дополнительные качества. Такие эпитеты называют метафорическими, например:

Среди цветущих нив и гор
Друг человечества печально замечает
Везде невежества убийственный позор.

Так, эпитет «цветущих» дает нам представление не только о времени года, когда расцветает природа, но и несет в себе эмоциональную окрашенность, здесь запечатлено отношение автора к увиденному. К тому же данное определение контрастно по смыслу следующему эпитету: «печально». Слово «убийственный» является метафорическим эпитетом. Здесь подразумевается скрытое сравнение: позор убивает, как и оружие.

Сравнение - это сопоставление двух явлений с тем, чтобы пояснить одно из них при помощи другого. «Сравнение - одно из естественнейших и действительнейших средств для описания», - указывал Л. Н. Толстой.

Примеры сравнений:

Под ним Казбек, как грань алмаза,
Снегами вечными сиял

(М. Лермонтов).

Сравнение выражено оборотом с союзом как:

То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и тучи слышат радость в этом крике птицы (М. Горький).

Я не парю - сижу орлом (А. Пушкин).

Богом по лугу плыл, окрыленный могучей короной,
впопыхах неосознанный лось

(Б. Чичибабин).

Сравнения выражены творительным падежом существительного.

Гипербола и литота.

Гипербола - образное выражение, содержащее непомерное преувеличение размера, силы, значения и т. д.

В сто сорок солнц закат пылал (В. Маяковский).

Литотой называется выражение, содержащее, в противоположность гиперболе, непомерное преуменьшение размера, силы, значения и т. д. какого-либо явления:

Ниже тоненькой былиночки надо голову клонить (Н. Некрасов).

Ирония.

Прием употребления слова или выражения в смысле обратном буквальному с целью насмешки:

Отколе, умная, бредешь ты, голова? (И. Крылов) (в обращении к ослу).

Аллегория - иносказательное изображение отвлеченного понятия при помощи конкретного жизненного образа. Аллегория часто используется в баснях и сказках, где носителями свойств людей выступают животные, предметы, явления природы.

Однако аллегория - один из наиболее употребляемых тропов и в поэзии:

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!
Иль никогда, на голос мщенья,
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?

(М. Лермонтов)

Примером развернутой аллегории может служить стихотворение Ш. Бодлера «Альбатрос», где в «конкретном жизненном образе» альбатроса иносказательно изображается сущность поэтической и, возможно, всякой возвышенной души. Возвышенность души - в необходимости парить свободно, в свойственных ей «трепетных крыльях», которые кажутся «уродливыми, жалкими, смешными» тем, кто напрочь лишен этого дара (или наказанья?):

Во время плаванья, когда толпе матросов
Случается поймать над бездною морей
Огромных, белых птиц, могучих альбатросов,
Беспечных спутников отважных кораблей, -
На доски их кладут: и вот, изнемогая,
Труслив и неуклюж, как два больших весла,
Влачит недавний царь заоблачного края
По грязной палубе два трепетных крыла.
Лазури гордый сын, что бури обгоняет,
Он стал уродливым, и жалким, и смешным,
Зажженной трубкою его матрос пугает
И дразнит с хохотом, прикинувшись хромым.
Поэт, как альбатрос, отважно, без усилья
Пока он - в небесах, витает в бурной мгле,
Но исполинские, невидимые крылья
В толпе ему ходить мешают по земле.

(пер. Д. Мережковского).

Олицетворение - перенесение свойств человека на неодушевленные предметы и отвлеченные понятия:

Я свистну, и ко мне послушно,
Робко вползет окровавлённое злодейство,
И руку будет мне лизать, и в очи смотреть,
В них знак моей читая воли

(А. Пушкин).

Метафора - это слово или выражение, которое употребляется в переносном значении на основе сходства в каком-либо отношении двух предметов или явлений. Метафору часто называют скрытым сравнением.

 Ах, увял головы моей куст,
Засосал меня песенный плен,
Осужден я на каторге чувств
Вертеть жернова поэм

(С. Есенин)

Парадом развернув моих страниц войска,
Я прохожу по строчечному фронту

(В. Маяковский).

Иногда все произведение целиком представляет собой развернутый метафорический образ. Тогда метафору называют развернутой. Таково стихотворение А. Пушкина «Телега жизни...»:

Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка;
Ямщик лихой, седое время,
Везет, не слезет с облучка.
С утра садимся мы в телегу;
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим пошел!..........
Но в полдень нет уж той отваги;
Порастрясло нас; нам страшней
И косогоры, и овраги;
Кричим: полегче, дуралей!
Катит по-прежнему телега;
Под вечер мы привыкли к ней
И дремля едем до ночлега -
А время гонит лошадей.

Поэт гениально, несколькими штрихами, описывает человеческую молодость, зрелость и старость. Телега жизни, на которую мы взваливаем свои проблемы, привязанности, антипатии, которая в течение пути утяжеляется нужными и ненужными вещами, желанными и нежеланными попутчиками, медленно, но верно приближается к конечной остановке. «Время гонит лошадей» неумолимо. В этом и радость жизни, и ее трагедия. Философское осмысление Пушкиным смысла жизни выражено в этом стихотворении с помощью развернутой метафоры.

А вот для сравнения образец развернутой метафоры в современной лирике. Вчитаемся внимательно в стихотворение И. Бродского «В деревне Бог живет не по углам...»:

В деревне Бог живет не по углам,
как думают насмешники, а всюду.
Он освящает кровлю и посуду
и честно делит двери пополам.
В деревне - он в избытке. В чугуне
он варит по субботам чечевицу,
приплясывает сонно на огне,
подмигивает мне, как очевидцу.

Он изгороди ставит. Выдает
девицу за лесничего. И, в шутку,
устраивает вечный недолет
объездчику, стреляющему в утку.
Возможность же все это наблюдать,
к осеннему прислушиваясь свисту,
единственная, в общем, благодать,
доступная в деревне атеисту.

И. Бродский с помощью метафоры передает разлитость Бога во всей деревенской жизни. Отсутствие городского шума, спешки, бестолковости общения, ненужных разговоров и суетливых поступков дает возможность человеку приблизиться к высокому, почувствовать гармонию с природой, с жизненными началами, услышать свой внутренний голос, понять истинность простых вещей. В этом и проявляется, по Бродскому, божественность бытия.

К сожалению, школьная программа не предусматривает анализ таких тропов, как метонимия, синекдоха, перифраз и других.

Необходимо отметить, что анализ тропа мало плодотворен в том случае, если он рассматривается изолированно, он понятен «в общей системе выразительности речи, как одна из форм организации ее эмоциональной атмосферы; важны не только наблюдения над его формальным построением, но прежде всего определение его содержательности, качества тех значений, которые в нем пересекутся, и внутренних их связей с общим характером речи персонажа или повествователя» (СЛТ).

Наблюдая попытки учащихся проанализировать систему тропов, неоднократно приходили к выводу, что эти попытки сводились лишь к перечислению узнанных художественных средств, которые никоим образом не соотносились с идеей всего поэтического произведения. Таким образом, для учеников чаще всего остается загадкой, для чего автор использовал тот или иной троп, ту или иную стилистическую фигуру в стихотворении. Радость узнавания для ученика чаще всего затмевала радость познания, проникновения в мастерскую художника слова. Можно говорить о тучках небесных, выписывать эпитеты «вечные странники», «степью лазурною», «цепью жемчужною», но если мы не откроем горького авторского чувства изгнанника, наш анализ не достигнет цели.

На уроках, посвященных анализу стихов, надо не уставать повторять, что тропы и стилистические фигуры содержат в себе оценочность. Через них, с помощью их автор оценивает то, о чем пишет. В тропах - позиция поэта, его отношение к жизненным явлениям, в частности, к описываемым событиям.

«Сам по себе троп, - замечает Л. И. Тимофеев, - художественно нейтрален. Мы не можем сказать, хорош он или плох, не зная, к чему он относится, какой характер обрисовывает, какого типа (по эмоциональной насыщенности и т.п.) речь повествователя в данном произведении... Мы должны подойти к нему с точки зрения художественной мотивированности, его конкретного выразительного смысла. Поэтому нам нужно не только констатировать наличие тропов, а разъяснить, в чем стилистический смысл их появления, о каких особенностях авторской речи они говорят, какие моменты подчеркивают...». Продолжая свою мысль, Тимофеев предлагает читателям определить, какое сравнение лучше. Рояль можно сравнить, утверждает он, с чем угодно - и с бегемотом, и с льдиной, и с кляксой. Очевидно, что любое сравнение здесь допустимо. Но как оно будет звучать в определенном контексте? Если, например, перед нами юмористический рассказ, то, возможно, что «в нем сравнение рояля с кляксой будет очень кстати, войдет в систему других юмористически построенных оборотов. Наоборот, в рассказе серьезного типа оно будет совершенно неуместно».

14. В конце анализа возможно обращение к ассоциативным связям, возникающим при чтении стихотворения.


12.08.2008

Ведущие компании и учебные заведения Предложения от ведущих учебных заведений Украины и зарубежья. Только лучшие вузы, компании, образовательные курсы, школы, агентства.

Чтобы получать первым
все новости от «Osvita.ua»
в Facebook — нажмите «Нравится»

Osvita.ua

Спасибо,
не показывайте мне это!