Osvita.ua ЗНО Статьи Мифы и реалии внешнего оценивания
Мифы и реалии внешнего оценивания

Игорь Ликарчук, директор Украинского центра оценивания качества образования, про мифы и реалии внешнего независимого оценивания

Мифы и реалии внешнего оценивания

Несколько дней назад, возвращаясь из гостей, взял такси. Водитель был словоохотливым, как и большинство его коллег. Говорил о киевских улицах, ценах на бензин, неблагодарных пассажирах и даже о том, как он купил автомобиль, в котором мы комфортно разместились. Выяснилось, что машину наш таксист купил за деньги, которые он откладывал в течение семи лет для поступления сына в один из престижных киевских университетов. Но сэкономленные деньги не понадобились. Сын, пройдя внешнее оценивание, был зачислен студентом бюджетной формы обучения факультета правоведения.

Таких историй автор, возглавляя последние три года Украинский центр оценивания качества образования, наслушался великое множество. Существует также огромное количество письменных обращений студентов и их родителей, в которых они благодарят за возможность получить высшее образование, не платя за поступление в университет ни копейки. Но за эти же три года наплодилось и большое количество «друзей», поливавших усердно грязью систему внешнего оценивания, распространявших вокруг нее мифы, которые потом широко использовались отдельными политиками для удовлетворения собственных или заказных политических амбиций. Накануне новой сессии тестирований, которая состоится в июне 2010 г., решили ответить нашим оппонентам.

Итак миф первый. В нем речь идет о том, что система внешнего оценивания не дает возможности высшим учебным заведениям отбирать «своих» студентов. Как правило, «своими» (в лучшем смысле этого слова) считаются те, кто в результате соответствующей работы, которую условно назовем профориентационной, «выбрал» обучение в конкретном вузе. Особенно любят этот миф в университетах, где есть серьезные проблемы с конкурсной ситуацией. Иначе говоря, в вузах, в которые абитуриент не спешит поступать, где есть так называемые непрестижные специальности или слишком низкий уровень обучения.

Для более глубокого понимания лживости этого мифа сделаем небольшой экскурс в прошлое. Как известно, к внедрению внешнего оценивания высшие учебные заведения, ощущающие определенное напряжение в связи с формированием студенческих контингентов, создали сеть организованных форм подготовки будущих абитуриентов для поступления в эти учреждения. Ими стали прежде всего подготовительные курсы, специальные факультеты, а также отдельные лицеи, гимназии, классы, заключившие соответствующие соглашения с высшими учебными заведениями и прибавившие к своему названию словосочетание «при... университете». Основной целью создания таких форм подготовки был отбор молодежи для обучения в конкретном вузе. В сущности, это неплохой замысел. И во времена, когда для поступления в вузы надо было иметь не столько знания, сколько деньги или связи, такая модель работала. Ведь будущих студентов заманивали на такие курсы, гарантируя им поступление... без особых проблем, почти автоматически, на основании оценок, полученных во время выпускных экзаменов. Поэтому слушатели или ученики уже знали, что они станут студентами, не прилагая особых усилий. Да и руководителям вузов, откровенно говоря, не приходилось прикладывать особых усилий к проведению вступительной кампании.

Введение внешнего оценивания резко изменило ситуацию. Курсы, лицеи, гимназии при университетах сохранились. Но их слушатели и ученики начали подавать документы не в тот вуз, который их «профессионально отбирал», а в другой. Почему? Да потому, что, собственно, никакого профессионального отбора и настоящей профориентации, как правило, не было. Доминировали упрощенные условия игры для тех, кто мог заплатить деньги за этот «профотбор». А когда условия стали одинаковыми для всех, основные игроки свое поведение изменили. Именно тогда отдельные руководители университетов начали говорить о потере возможности «отбирать» своих студентов. Вот так и появился миф. Правда, его авторы забыли по крайней мере о нескольких вещах. Во-первых, система внешнего оценивания не запретила (или отменила) проведение профессиональной ориентации. Во-вторых, специальности, предлагаемые университетами, возможность обучения в конкретном вузе должны привлекать будущих студентов. Последним необходимо сформировать мотивацию к обучению, а не к облегченному поступлению. Ведь давно известно, что из того, кто случайно стал студентом, хорошего специалиста не выйдет. Поэтому, очевидно, будет правильно, если студент станет осознанно выбирать высшее учебное заведение. А для этого университеты должны заниматься вопросами профориентации и профотбора целенаправленно, привлекая новейшие технологии, маркетинговые службы и т.п. Так, как это делают их зарубежные коллеги. Тогда не возникнет ситуации, когда мощные и известные университеты будут принимать на обучение абитуриентов, во время внешнего оценивания по основному профильному предмету показавших результат ниже 160 баллов. К сожалению, таких высших учебных заведений сегодня в Украине большинство.

Миф второй. Внешнее оценивание не раскрывает способности абитуриентов, а только ориентировано на воспроизведение знаний. Как следствие, университеты зачисляют на первый курс плохо подготовленных студентов, не готовых к активной учебной деятельности.

На первый взгляд, авторы такого мифа не ошибаются, ведь цель внешнего оценивания — не выявление способностей будущих студентов. Поэтому им и предлагается тест, отображающий их учебные достижения, а не тест на выявление интеллекта или способностей к обучению. Соответственно, сама процедура называется «внешнее оценивание учебных достижений». Но и во время традиционной вступительной кампании способности к обучению, умение мыслить или интеллект не определялись. Ведь по своей форме традиционные вступительные экзамены были, как правило, письменными или теми же тестовыми. Да и преподаватели, принимавшие их, едва ли владеют достаточно сложными методиками определения уровня интеллекта или умения мыслить.

Поэтому здесь целесообразно вспомнить давно известную истину, что чем выше интеллект, тем большими знаниями владеет человек. И если тесты учебных достижений дают возможность проявить все знания, то это является свидетельством достаточно высокого уровня интеллекта того, кто их составляет. А именно от уровня интеллекта зависит скорость усвоения материала и прочие вещи, в том числе и способность учиться. Если это так, то необходимо искать ответ на вопрос, почему миф, о котором идет речь, появился. Очевидно, по нескольким причинам. Во-первых, это неприятие системы внешнего оценивания. Ведь она разрушает устоявшиеся формы вступительной кампании, часто дававшие положительные материальные дивиденды тем, кто ее проводил и организовывал. Не случайно ведь в 2007 г., по данным независимых социологических исследований, около 70 процентов респондентов утверждали, что имели дело с коррупционными проявлениями во время вступительной кампании. Иначе говоря, многие из тех, кто организовывал и проводил ее, потеряли возможность, прикрываясь разговорами о необходимости поиска «своего» студента, получать взятки. Во-вторых, речь идет об элементарной безграмотности тех, кто распространяет этот миф, в вопросах педагогики, психологии, тестологии. Тесты — не идеальный, но достаточно мощный педагогический инструмент. Это подтверждено столетней практикой использования тестовых технологий, в том числе и во время вступительных кампаний во многих странах мира.

Миф третий. Его творцы любят спекулировать тем, что в тестах можно угадать ответ, поставив крестики наугад.

Ради справедливости заметим: проблема угадывания действительно существует. Она особенно актуальна для заданий так называемого закрытого типа, в которых надо найти один или несколько правильных ответов из предложенных. Хотя в тестологии есть достаточно много форм тестовых заданий, отказаться от использования заданий закрытого типа нельзя. Одна из причин — то, что в средней школе тестовые технологии — редкость, и ученики не умеют работать с разными формами тестовых заданий. Но наука и практика знают методы предотвращения угадывания. Так, в тестах Украинского центра оценивания качества образования закрытые задания поданы сериями. По данным авторитетного Национального института по оцениванию достижений в сфере образования — СІТО (Великобритания), это значительно уменьшает возможности угадывания. Например, серия из пяти заданий дает достоверность угадывания 0,0313, а из десяти заданий — только 0,00098. Еще один предостерегающий элемент — предоставление для сдачи теста довольно длительного времени. Ведь когда его мало, то, по данным того же СІТО, достоверность угадывания возрастает. Значительно уменьшает возможности угадывания и то, что для всех абитуриентов создаются одинаковые условия сдачи тестов. Украинским ноу-хау в этом контексте стало введение так называемой нижней границы количества баллов, наличие которых позволяет будущему студенту принять участие в конкурсе для поступления в высшее учебное заведение. Как известно, это количество составляет 124 балла. Трехлетний опыт дает основания утверждать, что абитуриенты с худшими результатами могут быть отнесены к категории «угадывающих». Подтверждением этого служат результаты опроса среди тех, кто получил результат ниже 124 баллов, а также стабильная в течение последних трех лет популяция таких «знатоков основ наук» (9—10% от общего количества участников тестирования).

Миф четвертый. Введение внешнего оценивания нивелирует получение полного среднего образования, так как выпускник готовится сдавать тесты лишь по нескольким предметам, а над другими работать не желает.

Этот миф стал наиболее актуальным именно после введения внешнего оценивания, хотя и раньше абитуриент во время вступительной кампании готовился к сдаче нескольких экзаменов.

Попробуем рассмотреть проблему с другой стороны. Так ли это плохо, если взрослый человек (а именно таковым является выпускник общеобразовательной школы) может самостоятельно определиться, какие знания ему нужны для того, чтобы стать студентом высшего учебного заведения? Разве лучше, если мы будем его заставлять без конкретной мотивации успешно изучать все предметы, включенные в учебный план? А их не пять и не десять. В конце концов, именно для того, чтобы дать возможность выпускнику определиться, и вводится профильное обучение в старших классах общеобразовательной школы. Такова практика в большинстве стран мира. Мы же хотим стимулировать усвоение знаний не с помощью мотивационных механизмов, а путем принуждения. И это подтверждает идея учета среднего балла аттестата во время вступительной кампании. Отметим, что в бывшем СССР такое новшество вводилось четыре раза(!). И четыре раза от него отказывались, поскольку молниеносными темпами нивелировались роль и значение школьной оценки, увеличивалось количество медалистов и т.д. Неужели борцы за эту идею забыли выступления ректоров относительно проблем качества школьной оценки еще несколько лет назад? Пожалуй, да. Потому напомним им факты прошлогодней давности, когда результаты внешнего оценивания считывались как результаты выпускной аттестации в общеобразовательных школах. После тестирования, проведенного в 2009 г., в некоторых областях 50—70 процентов медалистов не подтвердили собственных знаний, из-за чего и не получили золотую или серебряную медаль.

Миф пятый. Основное его содержание заключается в том, что внедрение внешнего оценивания значительно сужает университетскую автономию, поскольку не дает вузу возможность самостоятельно проводить набор будущих студентов. Как видим, этот миф немного перекликается с первым, но поскольку он стал распространенным, остановимся и на нем. Авторы мифа настаивают на том, что внедрение внешнего оценивания сузило возможности высшего учебного заведения в определении собственной политики во вступительной кампании. Сущность этой политики сформулировал один ректор, сказав так: «Мы потеряли возможность увидеть абитуриента и поработать с ним до его зачисления». Оставим пока разговор о большом желании отдельных работников университетов предварительно «поработать» с абитуриентами. Сосредоточим внимание лишь на том, существует ли реальное ограничение возможностей университета проявить свою автономность в ходе вступительной кампании. По нашему мнению, таких ограничений нет. Более того, есть элементарное нежелание университетов воспользоваться своими возможностями. Как известно, Министерство образования и науки Украины, утверждая «Условия приема в высшие учебные заведения в 2009 г.», предоставило право всем желающим установить другую, чем определенная этими «Условиями...», нижнюю границу количества баллов в сертификате внешнего оценивания, при наличии которой абитуриента можно допустить к участию в конкурсе. Ныне эта граница составляет 124 балла. Анализ показывает, что в 2009 г. только шесть университетов воспользовались таким правом. И они по этому поводу не жалеют. Ведь норма предусмотрена и «Условиями…» на 2010 г. Откровенно говоря, авторы документа надеялись, что в 2010 г. количество вузов, не упустивших эту возможность, значительно возрастет. Однако выяснилось, что их стало всего десять. Так какая еще автономия в осуществлении вступительной кампании нужна высшим учебным заведениям? Возможно, дело не в автономии, а в том, что отдельные работники вузов потеряли возможность «поработать» с абитуриентом и его родителями еще до его зачисления? Подтверждение этого предположения — тот факт, что в ходе вступительной кампании 2009 г. на «горячую» телефонную линию Министерства, в отличие от предыдущих лет, не поступило ни одного звонка о случаях взяточничества в процессе ее проведения. Об этом же свидетельствуют и результаты социологических исследований, участники которых убеждены, что уровень коррупции существенно снизился на всех этапах вступительной кампании (этот социологический опрос проводили в декабре 2008 г. компания «Менеджмент Системс Интернешнл» (MSI) в партнерстве с Киевским международным институтом социологии (КМИС). Но намного убедительнее выглядит тот факт, что в списках зачисленных на первый курс в престижные высшие учебные заведения практически нет потомков тех, кто мог воспользоваться «телефонным правом» или другими методами влияния для решения вопроса поступления. Зато в этих списках намного больше студентов, закончивших школу в населенных пунктах, расположенных далеко от Киева и областных центров.

Миф шестой. Внешнее оценивание ограничивает доступ к высшему образованию тем, кто желает его получить заочно или закончил среднюю школу несколько лет назад. Как следствие, аттестат об общем среднем образовании теряет свое значение.

Кто может опровергнуть простую истину: к поступлению в университет необходимо готовиться. Почему же тогда должны быть одни правила поступления для студентов, желающих учиться заочно, и другие — для тех, кто намерен получать знания на бюджетном отделении? Ведь дипломы о высшем образовании у них будут одинаковые. Наверное, те, кто поддерживает этот миф, руководствуются единственной целью: дать возможность высшим учебным заведениям формировать специальный контингент студентов, средствами которых можно пополнять спецсчета, выполнять планы приема, содержать дополнительные штатные единицы. О качестве подготовки специалистов, как и о равном доступе к высшему образованию, здесь речь не идет.

Миф седьмой. Подготовка к внешнему оцениванию превращается в «натаскивание» абитуриентов, вместо целенаправленной, систематической учебной работы с ними.

Конечно, среди тех, кто готовит абитуриентов к внешнему оцениванию, есть и такие, кто занимается «натаскиванием». Они используют для этого приобретенные на рынках или собственноручно составленные подборки задач и готовых ответов. Но мы неоднократно повторяли, что это является ни чем иным, как шарлатанством. Ни одна задача из напечатанных в таких сборниках в наши тесты попасть не может. Мы хорошо знаем им цену. Однако к шарлатанам обращаются не только в сфере образования...

К сожалению, выше приведенными мифами «мифология» системы внешнего оценивания не ограничивается. Мы не удивимся, если в ближайшее время их перечень увеличится. Чтобы облегчить жизнь мифотворцам, приведем некоторые результаты исследования качества поступления в высшие учебные заведения Украины на основе внешнего оценивания, проведенного в ноябре 2009—марте 2010 г. Национальной академией педагогических наук Украины, Институтом социологии Харьковского национального университета им. В.Каразина, журналом «Вісник. Тестування і моніторинг в освіті» и рядом общественных организаций при финансовой поддержке Международного фонда «Відродження». Это исследование проводилось с 22372 студентами из 26 высших учебных заведений различных типов и форм собственности. По его результатам, корреляция (соотношение) между средним баллом сертификатов внешнего оценивания и средним баллом, полученным студентами первых курсов, зачисленными на обучение в 2008 г. (по результатам зимней и летней сессий), равна 0,522. В мировой практике оптимальным считается показатель, который равен примерно 0,3. Следовательно, можно говорить о высокой корреляции между внешним оцениванием и результатами обучения в высших учебных заведениях. Эта информация прежде всего для тех, кто распространяет миф подобного содержания: «внешнее оценивание ничего не измеряет».

Кстати, уровень доверия к внешнему оцениванию, по результатам вышеупомянутого исследования, составлял: у студентов — 59 процентов, у преподавателей высших учебных заведений — 35, что намного больше, чем в 2007 г.

Жаль, что этого не хотят видеть создатели мифов. Тем более досадно, когда эти мифы берут на вооружение политики, закладывая их в основу принятия нормативных решений и распорядительных документов.

Автор: Игорь Ликарчук, директор Украинского центра оценивания качества образования.

Дзеркало тижня
20.03.2010

Ведущие компании и учебные заведения Предложения от ведущих учебных заведений Украины и зарубежья. Только лучшие вузы, компании, образовательные курсы, школы, агентства.
Комментарии
Аватар
Осталось 2000 символов. «Правила» комментирования
Имя: Заполните, или авторизуйтесь
Код:
Код
Елена
Из всего прочитаннрго выше . я поняла , что в школе можно учиться через пень-колоду. Нанимаешь репетиторов по 3-4м предметам и - вперёд! Но вот вопрос: на кого рассчитаны тесты, если без репетитора никак? Но где взять деньги на содержание этх самых репетиторов?Если у меня на всх 4-х не хватает, то моему ребёнку в ВУЗ не поступить. О каких равных возможностях вы говорите? Спустииесь на землю,господин Ликарчуки сдайте тест по английскому. Только не говорите, что он соответствует школьной программе или что Вы учили немецкий.
Ліля, мама одинадцятикласниці
Тести - це шанс розумних дітей з малими грошовими статками батьків здобути вищу освіту. Маю надію, що і моя донька вступить цього року до ВУЗу, як і багато інших випускників. Щодо міфів про тести: високі результати тестування неможливо отримати вгадуванням - над цим слід працювати, зокрема, з репетитором. Така форма навчання поглиблює знання дитини і точно допоможе у навчанні в ВУЗі, чого не можна отримати просто на уроці в школі.
Рома
Прежде, чем говорить о коррупции где-то не мешало бы пану Ликарчуку ответить на вопрос о способе выбора авторских коллективов по разработке тестов, о том, почему эти тесты такие некачественные, и правда ли, что среди разработчиков есть члены его семьи.
Ирина
Согласна с преподавателем ВУЗа. Действительно, тысячи педагогов работают на голом энтузиазме, в то время как преподаватели и ректоры престижных учебных заведений просто собирают деньги.
Преподаватель Вуза
Самый главный миф - это демагогия о том, что ЗНО "подолало" коррупцию. Это миф создали чиновники, которые сами поступали за деньги, и представить себе не могут, что где то это не так. К тому же на борьбе с коррупцией можно неплохо заработать. Любые административные приемы в больном обществе наткнуться на контрприемы, изменятся только схемы и суммы взяток для псевдопрестижных факультетов. А на научные и технические специальности давно уже практически недоборы и спорсобного ребенка с радостью примут без взяток. Вместо того, чтобы заняться всем известными "недоступными" вузами и факультетами, огульно объявило негодяями тысячи чесных педагогов, которые в немыслимых условиях еще продолжают готовить научные и иженерные кадры. Стыдно, господа
Ира
Я хочу учиться заочно и имею возможность платить за обучение, закончила школу давно. Почему меня лишают возможности получить ВО. Почему для таких как я не ввести другие правила, ведь есть люди которые учились и 20 лет назад. О каких тестах идет разговор в данном случае....Все знают, что в ВУЗах все берут взятки и это не исчезнет никогда.
Алла Танцюра
Тестування повинно залишитися і відіграти свою незалежну роль у вступі наших дітей до вишів!!!
Тетяна
Моє дитя і без вчителів вчилося найкраще ! Школа потрібна для того,аби дітейТРИМАТИ під наглядом.Для розумних,працьовитих,вміючих учитися в 10-11 класі вчитель потрібен лише як консултант або помічник.І все!Одна з таких моїх учениць закінчила Київський авіаційний та виїхала з країни.Батьки ПРОСТО НЕ МАЛИ ЗМОГИ ДОПОМАГАТИ дитині при вступі.
Наталія
Щиро вдячна за існування незалежного тестування, так як моя дочка (вже на ІІІ курсі) успішно виконала тести, отримала високі бали з 2 предметів та мала гарний бал за атестат, тому вважаю, що розвінчання міфів - дуже важлива справа. Врахування середнього балу атестату - теж немаловажна, тому що в 10 та 11 клас на уроки через пару років прийдеться дітей не тільки пряниками зазивати. Май собі гарного репетитора - і школа не потрібна...
Лариса
Зовнішнє тестування треба вводити і після бакалаврату, щоб побачити чи всі отримають диплом і щоб не чути нарікань викладачів на слабеньких магістрів. ЗНО - у виші!!!
Студент
Абсолютно правильные вещи написал Ликарчук, ректора вузов лоббируют свои интересы, и хотят набирать заочников и контрактников как захочется, лишь бы деньги платили. Ищите кому выгодно и все станет понятно.
Викладач вузу
Оскільки п. Лікарчук намагається деміфологізувати ЗНО (зокрема, його противників), то спробуємо навести контраргументи. Почнемо з водія таксі. Уявимо собі ситуацію, коли наша вища освіта стала платною. Дійсно, держава наша бідна і нам не можна рівнятися, наприклад, до Німеччини, і давати безкоштовну освіту всім бажаючим. Отже, маєш гроші - плати за освіту (думаю, десь 200 тис. гр. за 5 років навчання), отримуй вільний диплом і гайда на всі чотири сторони. Не має грошей - бери позику у держави із підписанням відповідного юридичного зобов"язання відпрацювати 5-7 років там, куди тебе направлять. Цікаво, чи купив би автомобіль наш батько, чи заплатив би за освіту своєї дитини у будь-якій формі (платна, чи держ. позика)? Думаю вибрав би перше. Несправедливо, кажете? Розберемося.

Чтобы получать первым
все новости от «Osvita.ua»
в Facebook — нажмите «Нравится»

Osvita.ua

Спасибо,
не показывайте мне это!