Osvita.ua Среднее образование Инклюзия Инклюзия в Украине: перспективы детей с аутизмом
Инклюзия в Украине: перспективы детей с аутизмом

В Украине нет гарантии, что особые потребности ребенка будут учтены в процессе обучения

Инклюзия в Украине: перспективы детей с аутизмом

В конце лета в Киеве состоялась Всеукраинская конференция «Что тормозит инклюзию в Украине?», на которой была возможность послушать выступления уполномоченного Президента Украины по правам ребенка Николая Кулебы, председателя парламентского комитета по вопросам образования и науки Лилии Гриневич, представителей Министерства образования и Министерства социальной политики, образовательных и медицинских учреждений, общественных организаций.

Нам понравилась постановка проблемы (за что благодарим ОО «Родина» — организаторов конференции) и процитированное на этом мероприятии высказывание от экспертов из Комитета ООН по правам людей с инвалидностью: «Если где-то нарушено право хоть одного ребенка на инклюзию, то можно считать, что там инклюзии нет вообще».

Так что вывод, который мы можем (уже с опорой на компетентные источники) сделать: в Украине инклюзии НЕТ.

Мы понимаем, что ее нет, потому что, во-первых, в нашей стране права тех или иных детей с особыми потребностями регулярно как нарушались, так и продолжают нарушаться, во-вторых, с глубоким прискорбием констатируем: ни для одного ребенка в Украине нет гарантии, что его особые потребности будут учтены в образовательном процессе.

Почему же так происходит и кто в Украине отвечает за инклюзию?


К сожалению, как не было, так и нет стратегического планирования инклюзивного процесса, который позволил бы выработать последовательные этапы подготовки и внедрения инклюзии в Украине.

В итоге что мы имеем? Сплошные дефициты: небрежную, непоследовательную и противоречивую нормативно-правовую базу. Так, за психолого-педагогическое сопровождение детей с особыми потребностями в Украине (по законодательству) должна отвечать социальная служба, т.е. практический психолог и социальный педагог. Это украинское ноу-хау, т.к. нигде в мире за инклюзию не отвечают специалисты, которые абсолютно не компетентны относительно: 1) развития и обучения особых детей, 2) образовательного процесса в учебных заведениях. В документе, где расписаны обязанности такого специалиста, как ассистент учителя, становится понятным, что всю ответственность за сопровождение ребенка в образовательном пространстве решили переложить на него. При этом надо сказать, что название этой должности крайне неудачно и обидно, ведь «ассистент» — это подсобный работник и так, собственно, учитель к нему и относится (по заверению всех ассистентов учителей, с которыми нам пришлось беседовать). Можно сравнить название этой должности в США: есть учитель регулярного образования и есть учитель специального образования, т.е. два полноправных и полноценных учителя (как и должно быть), которым необходимо научиться по-настоящему сотрудничать.

В украинских нормативно-правовых актах дети с аутизмом то появляются (притом, в различных группах особых детей: с эмоционально-волевыми расстройствами, психическими заболеваниями или сложной структурой дефекта), то (в большинстве случаев) отсутствуют в перечне тех нозологий, для образовательного процесса которых прописаны «инклюзивные документы». В итоге мы имеем:

  • отсутствие единой политики в научно- и учебно-методическом обеспечении, из-за чего материалы различных пособий также противоречат друг другу. Хотя, в целом, надо сказать, что из всех составляющих, которые призваны обеспечить инклюзию, положение с пособиями немного лучше (спасибо ВФ «Крок за кроком», а также Институту специальной педагогики);
  • отсутствие центров, где происходит оказание системной ранней помощи, которые бы работали по стандартным требованиям к организации служб раннего вмешательства;
  • отсутствие централизованного обучения специалистов по инклюзии;
  • отсутствие государственных учреждений коррекционно-развивающего профиля, которые были бы компетентно оказывать помощь детям разных нозологий (даже для детей с аутизмом) и в то же время, взаимодействовали бы с учебными заведениями;
  • недостаточная компетентность медиков-диагностов (особенно что касается постановки диагноза и оценивания особенностей развития детей с аутизмом), при этом полная несогласованность в медицинской и образовательной документации, из-за чего Индивидуальная программа реабилитации является документом, который не имеет никакой практической пользы и не является руководством для работы Центров социально-психологической реабилитации (специалисты этих центров по-новому диагностируют ребенка и прописывают ему соответствующую программу);
  • полная несогласованность действий управлений образования, психолого-медико-педагогических комиссий (ПМПК) и учебных заведений, полная безответственность за наполняемость групп/классов детьми с особыми потребностями и за «образовательный маршрут» ребенка. Ни киевские районные, ни городская ПМПК, например, ни Департамент образования не в состоянии назвать школы/садики, где пребывают на сегодняшний день дети с аутизмом. Почему не знают? Ведь через них «проходит» много семей с такими детьми, которых они консультируют? А все дело в том, что после «консультаций» их совершенно не интересует судьба детей. Возможно, они беспомощны в оказании эффективной поддержки этим детям и их семьям? Но в последние годы появилось несколько профессиональных групп, которые готовы распланировать действенный алгоритм оказания помощи детям с аутизмом, предоставить технологии их психолого-педагогического сопровождения. Наше объединение специалистов – Инклюзивный ресурсный центр ОО «Маленький принц» и лаборатория обучения и развития детей с аутизмом Института специальной педагогики – одни из таких коллективов, которые уже несколько лет заявляют о своей компетентности организовать грамотное сопровождение детей с аутизмом на всех уровнях, а также приобщиться к централизованной подготовке специалистов. Но никто из работников МОН, управлений образования, руководителей ПМПК не проявляет заинтересованность в этом.

Про финансовое обеспечение писать не будем, хотя можно предположить, что реализация знаменитого подхода «деньги за ребенком» и достойная финансовая поддержка могли бы существенно поднять мотивацию у педколлективов относительно инклюзии.

Именно поэтому имеем такие современные украинские реалии: все те педагоги, которые решаются (или вынуждены) внедрять инклюзию, оказываются заложниками этой ситуации, оставаясь без какой-либо поддержки со стороны образовательной системы (вернее, полной бессистемности).

Следует также отметить, что в нашем образовательном пространстве мы видим разные, иногда диаметрально противоположные представления о том, как осуществлять инклюзию, что можно охарактеризовать высказыванием «кто во что горазд».

В некоторых городах Украины (Киеве, Харькове, Днепропетровске) можно встретить популярное представление о том, что необходимым и достаточным условием организации успешной инклюзии является находящийся рядом с ребенком ассистент (тьютор), при этом – обученный прикладному анализу поведения – АВА.

Мы уважаем АВА как и любой другой научно доказуемый подход (а таких подходов по спискам, отражающим солидное продолжительное оценивание эффективности методов воздействия, – от 24 до 29) и не против того, чтоб тьютор был обучен этому подходу (хотя это не обязательно), но надо понять: никакой (даже самый «золотой») тьютор не решает проблем инклюзии.

Дело в том, что, во-первых, тьютор – фигура временная и ребенок может очень скоро перестать в нем нуждаться, ведь тьютор как раз имеет такую, на первый взгляд, парадоксальную задачу: стать для ребенка ненужным, поэтому хороший тьютор способствует обретению ребенком самостоятельности. При этом, чем грамотнее будет организован образовательный процесс для ребенка, включающий удовлетворение его образовательных потребностей, тем быстрее тьютор станет ненужным.

Во-вторых, так как ребенок с аутизмом принципиально отличается от всех других детей тем, что у него не сформированы социальные качества, то особенно важно, чтобы среди всех окружающих его взрослых была твердость и последовательность и в воспитательных, и в обучающих подходах. Если вся нагрузка по образовательному процессу падает на одного человека, скажем, тьютора, то ребенок научится взаимодействовать с тьютором по определенным правилам, которые не применяются по отношению к другим людям, и будет продолжать своевольничать и манипулировать окружающей средой.

В-третьих, во всем мире уже десятилетиями доказана эффективность совершенно другой стратегии психолого-педагогического сопровождения детей, главным условием которой является объединение педагогов и родителей в междисциплинарную команду сопровождения. Эта команда компетентна разработать для ребенка Индивидуальную образовательную программу (в Украине такая программа называется «Индивидуальная программа развития»), в которой прописаны необходимые условия для удовлетворения его образовательных потребностей, долговременные и краткосрочные цели его развития/обучения и конкретные согласованные шаги по их достижению. В такой команде есть координатор, который налаживает внутреннюю коммуникацию: между педагогами учебного заведения, с одной стороны, между педагогами и родителями, с другой, а также вовлекает в этот процесс всех тех специалистов, которые взаимодействуют с ребенком за пределами садика/школы.

Для централизованной организации работы в образовательной сфере по внедрению междисциплинарного согласованного сопровождения детей с особыми потребностями должны появиться ответственные люди в управленческой вертикали, которые наконец-то начнут распутывать клубок противоречий и проблем под названием «инклюзия» и пошагово двигаться вперед.

Наша же деятельность в этом направлении – создавать прецеденты того, как можно грамотно организовывать образовательный процесс для детей с аутизмом, чтобы от этого все участники – и дети с аутизмом, и их родители, и педагоги, и другие дети со своими родителями – получали удовольствие и удовлетворение.

Мы ищем партнеров, которые помогали бы:

  • транслировать успешный опыт сопровождения детей с аутизмом в образовательной среде;
  • наладить преемственность на уровне «садик-школа»;
  • создать сеть профессионально и грамотно работающих коррекционно-развивающих центров и центров социально-психологической реабилитации;
  • согласовать сопроводительную документацию со стороны здравоохранения и образования, например – Индивидуальную программу реабилитации и Индивидуальную программу развития;
  • наладить внутреннюю коммуникацию и коллективное администрирование между сотрудниками управлений образования, ПМПК и руководителями учебных заведений.

Мы не можем ждать, пока будет выработана стратегия развития инклюзии на государственном уровне. Важно самим нарабатывать положительный опыт ее внедрения, с опорой на ресурсы среды и всех участников этого процесса.

Татьяна Скрыпник, доктор психологических наук, заведующая лабораторией по вопросам аутизма Института специальной педагогики НАПН Украины, председатель Совета ОО «Маленький принц»,
dr.skrypnyk@gmail.com.

Освіта.ua
01.10.2015

Комментарии
Аватар
Осталось 2000 символов. «Правила» комментирования
Имя: Заполните, или авторизуйтесь
Код:
Код
Геннадий
хочу уточнить, что аутисты не являются умственно отсталыми, то люди с особой организацией работы мозга. Их эмоциональность-то реакция на сенсорную перегрузку. Как себя будет вести Ваш мозг, если Вы в очень ярко освещенной комнате под звуки постоянного свиста пытаетесь взаимодействовать с людьми, говорящими на китайском языке??????
Татьяна
Полностью согласна с автором статьи, более 10 лет варимся в собственном соку, решая проблемы обучения детей с ОП в общеобразовательной школе. Родители, узнав, что в городе есть такая школа, стремятся определить в неё своего ребенка, лишь бы дитя было рядом. А у нас в школе полный набор: дети с РДА, с ДЦП, слабослышащие, с ЗПР, с разными степенями умственной отсталости - брать отдел образования обязывает всех, только помощи - никакой!
валентина
Смотря какие диагнозы. Выдержать аутистов порой не могут сами родители! А дети?! Ужас.
Юлия
Ужасссс???Это,Валентина,ваши слова ужас. Как можно говорить такое?Эти детки не виноваты,что родились такими.А родители.Настоящие родители любят своих детей, пусть и особенных.Да, им не легко,но они любят и заботяться о них.А Ваши слова говорят о вашей бездушности
Виталия
Для валентина: Есть высоко- и низкофункциональные аутисты. Высокофункционалы - это те, чей интеллект сохранен, но есть некоторые сложности (часто это речь, социальные навыки). Именно для таких деток предусмотренна инклюзия. Низкофункциональным аутистам нужна другая обучающая среда и, поверьте, родители сами не пойдут на школьное обучение. Школа им просто не подходит вне зависимости от Вашего мнения.
Комментировать

Чтобы получать первым
все новости от «Osvita.ua»
в Facebook — нажмите «Нравится»

Osvita.ua

Спасибо,
не показывайте мне это!