Osvita.ua MBA MBA за рубежом Стратегия поиска работы для MBA от Стэнфорда
Стратегия поиска работы для MBA от Стэнфорда

Выпускники бизнес-школы Стэнфорда предпочитают личностное развитие и счастье

Стратегия поиска работы для MBA от Стэнфорда

Несмотря на то что часть выпускников украинских бизнес-школ по окончании обучения вернется на руководящие должности в свои компании, подход Стэнфордской бизнес-школы может быть интересен тем украинцам, которые еще не определились, куда пойти работать после получения степени MBA.

Выпускники программ МВА Стэнфордской бизнес-школы 2012 года могли похвастаться средней стартовой зарплатой в размере $140459 в год. Это всего на $2042 меньше, чем средняя зарплата выпускников программ МВА Гарвардского университета. Но последние тенденции демонстрируют, что шестизначные суммы, возможно, уже не столь сильно манят выпускников бизнес-школ.

Изучение тенденций развития карьеры и занятости выпускников бизнес-школы Стэнфордского университета выявило, что выпускники склонны отдавать приоритет личностному развитию, а не традиционному трудоустройству у лидеров экономики, которые, как правило, платят большие деньги. Двадцать лет назад выпускники программ МВА были сосредоточены на брендах и престиже потенциальных работодателей, говорит Пулин Сангви (Pulin Sanghvi), директор карьерного офиса Стэнфордской бизнес-школы (Stanford GSB's Career Management Center). Студенты по праву считали такую работу украшением своего резюме.

Однако теперь выпускники программ МВА сосредоточены на создании собственных брендов. Они более склонны к поиску относительно низкооплачиваемой работы, но обеспечивающей возможность повышения эффективности своих бизнес-инструментов, благодаря опыту «черной» работы, рассказывает Сангви. В частности, стартапы привлекают все больше выпускников МВА. «У них нет прежнего мнения, что компания должна выходить на IPO или это пустая трата времени, ‑ добавляет он. ‑ Вместо этого студенты понимают, что они узнают на практике, как построить компанию, как нанять людей, как представить компанию публике».

Некоторые студенты, избегая традиционных работодателей, начинают свой бизнес. С 2011 года от 13 до 16 % выпускников Стэнфордской бизнес-школы решили создать свои собственные компании по сравнению с 7‑10 % в прошлом десятилетии: в 2004 году только 7 % выпускников планировали создавать свои предприятия.

Можно предположить, что это поколение просто не так боится рисковать. Но Сангви так не считает: «Они осознают риск, но также понимают, что если риск в целом может быть и высоким, то в долгосрочной перспективе он не так уж и велик».

Такие перемены даже стали причиной появления нового модного словечка в Стэнфорде ‑ spikiness. Spiky (колосовидный) МВА специализируется на трех-четырех уникальных навыках, которые дают ему выделиться, а не быть посредственным во многих вещах. «Мы хотим, чтобы студенты строили свой профессионализм вокруг нескольких вещей, в которых они могут быть самыми лучшими», ‑ говорит Сангви. Эти «колосовидные» МВА затем идут в мир в поисках уникальных и специализированных рабочих мест.

Особую роль здесь, несомненно, играют и жесткие условия современной экономики. Но Сангви говорит, что рынок все больше поддерживает описанный подход. В прошлом вакансии MBA были собраны в нескольких отраслях, а затем еще больше сконцентрировались всего у нескольких престижных работодателей. Теперь игровое поле больше и разнообразнее, чем когда-либо было, утверждает Сангви.

Цифры подтверждают это. В 2012 году 786 выпускников курса бизнес-программ Стэнфорда были наняты 367 организациями. Примерно 81 % работодателей наняли по одному выпускнику и только 1 % работодателей нанял пятерых и более. «Если вы взглянете на статистику трудоустройства, то можете подумать, что это страшное время для получения бизнес-образования, но если честно, то это самое лучшее время для использования возможностей в истории школы, ‑ говорит Сангви. ‑ У студентов так много возможностей, что они хотят найти самую подходящую и соответствующую их приоритетам».

Карьерный офис Стэнфорда учел эти новые тенденции. Вместо того чтобы просто обеспечивать выпускникам работу (93 % выпускников 2012 года получили предложения о трудоустройстве в течение трех месяцев после окончания курса программ), Стэнфорд сосредоточился на том, чтобы выпускники получили именно те рабочие места, в которых на самом деле очень заинтересованы. «Мы действительно сосредоточены на оказании помощи студентам в понимании, кто они и что больше всего хотят делать», ‑ говорит Сангви.

Так как же они этого достигают? «Стратегия очень проста: мы помогаем каждому студенту сформировать уникальное видение карьеры и жизни», ‑ говорит Сангви. Карьерный офис зашел так далеко, что формализует этот процесс и проводит семинары «Видение карьеры и жизни», продолжающиеся полдня. По оценкам Сангви, эти факультативы посещают 75 % студентов МВА. Такой подход вытеснил традиционную стратегию поиска работы и даже изменил подход карьерного офиса к трудоустройству выпускников, который в настоящее время предполагает тесный нетворкинг, т. е. построение деловых связей с целью получения определенных выгод в будущем от сотрудничества студентов и выпускников.

Начиная с момента, когда студенты впервые попадают в кампус и вплоть до окончания обучения их просят развивать гипотезы вокруг вопроса «Что мне делать со своей жизнью?». На основании полученных ответов карьерный офис сводит студентов с выпускниками, которые могут выступить в качестве «партнеров по мышлению». Согласно этой теории, такие отношения студентов и выпускников в конечном итоге приводят к трудоустройству.

«Исторически сложилось, что раньше вы писали резюме, надевали костюм и шли на собеседование о своем высоком уровне квалификации, теперь же студенты устанавливают деловые связи благодаря нетворкингу», ‑ говорит Сангви.

Эти тенденции также требуют новых показателей для измерения успеха. Вместо того чтобы просто считать шестизначную сумму зарплаты и известный бренд победой, Стэнфорд сосредоточен на оттачивании удовлетворенности и счастья как студентов, так и выпускников.

Уже в следующем году Сангви надеется ввести стандартизированный опрос, который будет измерять счастье и удовлетворение выпускников по окончании Стэнфорда и на определенных интервалах всей их жизни. «Наша цель – ориентация на долгосрочную перспективу. Мы считаем, что если можем задавать студентам правильные вопросы здесь, они будут продолжать задавать эти вопросы сами себе и через 5, 10, 20 лет», ‑ говорит он.

Принесет ли этот план успех? Это зависит от индивидуальных определений выпускниками курса программ MBA этого термина. Тем не менее, Сангви уверен, что результаты будут положительными: «Студенты смогут найти себя в том, что они действительно любят и чем действительно увлечены, и это позволит проявиться самому лучшему в них».

Лорен Эверитт, Fortune
Перевод и подготовка материала Павла Петриченко, Осв
іта.ua

Освіта.ua
26.07.2013

Чтобы получать первым
все новости от «Osvita.ua»
в Facebook — нажмите «Нравится»

Освіта.ua

Спасибо,
не показывайте мне это!